Жертвы талидомидовой катострофы

«Талидомидная катастрофа» — самый яркий в истории пример последствий приёма непроверенных лекарств ≪ Scisne?

В 1954 году немецкая фармацевтическая компания Chemie Grünenthal проводила исследования с целью разработать недорогой способ производства антибиотиков из пептидов. В ходе исследований работниками компании был получен препарат, названный ими талидомид (thalidomide), после чего начались изучения его свойств для определения сферы его применения.

Изначально талидомид предполагалось использовать как противосудорожное средство, однако первые опыты на животных показали, что подобными свойствами новый препарат не обладает. Однако было обнаружено, что передозировка препарата не убивала подопытных животных, что дало основание считать препарат безвредным.

В 1955 году Chemie Grünenthal неофициально выслала бесплатные образцы препарата разным докторам Германии и Швейцарии. Люди, принимавшие препарат, отметили, что, хоть он и не проявляет противосудорожных свойств, он оказывает успокаивающий и снотворный эффект. Принимавшие препарат люди рассказывали, что они испытали глубокий «естественный» сон, длящийся всю ночь.

Действие препарата впечатлило многих терапевтов, безопасное успокаивающее и снотворное средство выделялось на фоне существующих снотворных препаратов. Безопасность передозировки (случайной или при попытке суицида) препарата особо отмечалась в дальнейшем при продвижении этого продукта на рынке.

Несмотря на то, что препарат оказывал на людей подобное воздействие, для его лицензирования необходимо было показать эффективность его действия. Однако, на животных препарат седативного воздействия не оказывал, поэтому представителям компании Chemie Grünenthal для демонстрации пришлось изготовить особую клетку, которая служила для измерения малейших движений подопытных животных.

Таким образом представители Chemie Grünenthal сумели убедить комиссию, что, несмотря на то, что мыши после приёма препарата бодрствовали, их движения замедлялись в большей степени, чем у животных, которым ввели другие седативные средства.

Основной акцент при демонстрации представители компании делали на то, что препарат абсолютно безопасен, что и позволило получить лицензию на производство и распространение препарата. В 1957 году препарат был официально выпущен в продажу в Германии под названием Contergan, в апреле 1958 года в Великобритании его выпустила фирма Distillers Company под названием Distaval.

Кроме того, талидомид поставлялся на рынок в составе лекарственных средств для самых разных случаев, например, Asmaval — против астмы, Tensival — против повышенного кровяного давления, Valgraine — против мигрени. Всего Талидомид поступил в продажу в 46 странах Европы, Скандинавии, Азии, Африки, Южной Америки, где он выпускался под 37 разными названиями.

Никаких дополнительных независимых исследований препарата ни в одной стране не проводилось. В августе 1958 года от компании Grünenthal кому-то поступило письмо, в котором отмечалось, что «талидомид — лучшее лекарство для беременных и кормящих матерей».

Этот пункт почти сразу же был отражён в рекламе средства в Великобритании компанией Distiller, несмотря на то, что исследования влияния препарата на плод не проводились ни немецкой компанией Grünenthal, ни английской Distiller. Талидомид стал успешно применяться для устранения неприятных симптомов, связанных с беременностью, таких, как бессонница, беспокойство, утренняя тошнота.

Начиная с 1959 года, компания Grünenthal начала получать письма с сообщениями о периферическом неврите и других побочных эффектах от применения препарата. Появились мнения о том, что препарат следует продавать только по назначению врача. Несмотря на это, талидомид продолжал держать лидирующие позиции по продажам и в некоторых странах отставал по уровню продаж только от аспирина. Политика компании заключалась в отрицании связи препарата Contergan с периферическим невритом, и Grünenthal упорно сопротивлялась попыткам ограничить продажи препарата.

Фрэнсис О. Келси

8 сентября 1960 года в США Richardson-Merrell Company представила талидомид на рассмотрение Управления контроля качества продуктов и лекарств США под названием Kevadon. Американские законы того времени для лицензирования лекарственного препарата требовали только безопасности его применения. Эти же законы допускали клиническое пробное применение лекарственного препарата до его лицензирования, что позволило компании Richardson-Merrell распространить более 2 500 000 таблеток 20 тысячам пациентов посредством 1267 терапевтов. Препарат был одобрен большинством врачей, которые сочли его безопасным и полезным, что они отразили в своих отчётах. Однако доктор Фрэнсис О. Келси, назначенная FDA для контроля над лицензированием препарата, оказалась не впечатлена результатами этого теста. Одним из основных факторов, повлиявших на решение Келси, было то, что компания Richardson-Merrell знала о риске развития невритов, но умолчала об этом в рапорте для FDA. Фрэнсис О. Келси, несмотря на серьёзное давление со стороны Richardson-Merrell, не одобрила препарат Kevadon, и он не поступил на рынок США. Само собой, в тот момент она ещё не подозревала, сколько жизней спасла, приняв такое решение. Еще 25 декабря 1956 года в городе Штольберг в семье сотрудника Chemie Grünenthal родилась дочь без ушей. Этот сотрудник давал своей беременной жене ещё не выпущенный официально талидомид, который он взял на работе. В то время связи между приёмом препарата и пороком развития плода никто не усматривал, появление детей с врождёнными физическими дефектами неоднократно наблюдалось и ранее. Однако, после поступления талидомида на рынок, число рождающихся детей с врождёнными уродствами резко возросло. В 1961 году немецкий врач-педиатр Ганс-Рудольф Видеманн (нем. Hans-Rudolf Wiedemann) обратил внимание общественности на эту проблему[3], охарактеризовав её как эпидемию. В конце 1961 года, почти в одно время, профессор Ленц (нем. W. Lenz) в Германии и доктор Макбрайд (англ. McBride) в Австралии выявили связь между возросшим числом врождённых пороков у новорожденных и тем фактом, что матери этих детей принимали талидомид на ранних сроках беременности. 16 ноября 1961 года Ленц сообщил о своих подозрениях в компанию Chemie Grünenthal по телефону. 18 ноября в газете Welt am Sonntag было опубликовано его письмо, в котором он описал более 150 случаев врождённых пороков у новорождённых и связал их с приёмом матерями талидомида на ранних стадиях. 26 ноября под давлением прессы и немецких властей Chemie Grünenthal начала отзыв талидомида с рынка Германии, уведомив Richardson-Merrell, продукция которой успела распространиться на территории Южной Америки. При этом компания Chemie Grünenthal продолжала отрицать связь эпидемии с выпускаемым ей препаратом. 2 декабря Distillers объявила об отзыве препарата с рынков в открытом письме, опубликованном в английских журналах The Lancet и the British Medical Journal. В декабре 1961 года в журнале The Lancet было опубликовано письмо Уильяма Макбрайда, в котором он также описал свои наблюдения относительно связи талидомида с врождёнными пороками у младенцев. После этого препарат начали убирать с прилавков в остальных странах. Подтверждения словам Ленца и Макбрайда стали поступать из разных стран, ситуация получила широкую огласку в газетах, по радио и на телевидении, однако, несмотря на это, препарат был доступен для покупки в некоторых аптеках и спустя полгода после первых сообщений. В Италии и Японии препарат продавался и спустя 9 месяцев после огласки. В начале 1962 года Ленц сделал предположение, что, начиная с 1959 года, в Западной Германии родилось порядка 2000—3000 детей-жертв талидомида. Всего, по различным оценкам, в результате применения талидомида порядка 40 000 человек получили периферический неврит, от 8000 до 12 000 новорождённых родились с физическими уродствами, из них лишь около 5000 не погибли в раннем возрасте, оставшись инвалидами на всю жизнь.

Тератогенное воздействие талидомида

Как выяснилось, талидомид обладает тератогенными (от греч. τέρας — чудовище, урод; и др.-греч. γεννάω — рождаю) свойствами и представляет наибольшую опасность на ранних стадиях беременности. Критический период для плода — 34—50 дней после последней менструации у женщины (от 20 до 36 дней после зачатия).

Вероятность появления ребёнка с физическими деформациями появляется после приёма всего одной таблетки талидомида в этот промежуток времени. Повреждения плода, вызванные талидомидом, касаются самых разнообразных частей тела.

Среди наиболее распространённых внешних проявления выделяются дефекты или отсутствие верхних или нижних конечностей, отсутствие ушных раковин, дефекты глаз и мимической мускулатуры.

Кроме того, талидомид влияет на формирование внутренних органов, разрушительным образом действуя на сердце, печень, почки, пищеварительную и мочеполовую системы, а также может приводить в отдельных случаях к рождению детей с отклонениями в умственном развитии, эпилепсией, аутизмом.

Дефекты конечностей носят названия фокомелия и амелия (дословный перевод с латинского языка это «тюленья конечность» и «отсутствие конечности» соответственно), которые проявляются в виде некоего подобия тюленьих ласт вместо конечности или практически полного их отсутствия.

Согласно собранным Ленцем данным, около 40 % новорождённых, подвергшихся воздействию препарата на стадии развития плода, умерли до своего первого дня рождения.

Некоторые разрушительные воздействия (в частности, касающиеся половой системы ребёнка) могут проявиться только через много лет после рождения и могут быть выявлены только в результате тщательного анализа. Не менее ужасает то, что данные физические уродства могут передаваться по наследству. Об этом заявили представители английского Общества жертв талидомида. В качестве доказательства они привели историю 15-летней Ребекки, внучки женщины, принимавшей талидомид. Девочка родилась с укороченными ручками и тремя пальцами на каждой руке – типичным уродством, связанным с этим препаратом.

Механизм тератогенного воздействия

Схематическое изображение энантиомеров талидомида

Молекула талидомида может существовать в виде двух оптических изомеров — право- и левовращающего. Один из них обеспечивает терапевтический эффект препарата, в то время как второй является причиной его тератогенного воздействия. Этот изомер вклинивается в клеточную ДНК на участках, богатых G-C связями, и препятствует нормальному процессу репликации ДНК, необходимому для деления клеток и развития зародыша. Поскольку в организме энантиомеры талидомида способны переходить друг в друга, препарат, состоящий из одного очищенного изомера, не решает проблему тератогенного воздействия.

Жертвы талидомида

Памятник жертвам талидомида в Лондоне, установленный в 2005 году. В качестве модели выступала Элисон Леппер, которая на момент создания скульптуры была беременна. Ее ребенок вырос здоровым.

Немецкий фармацевтический концерн в 2012 году Gruenenthal открыл в городе Штольберге бронзовый памятник детям, пострадавшим от препарата талидомид.
  • Энантиомерия (оптическая изомерия)Зеркальное отражение доброй и полезной молекулы может оказаться чудовищем.
  • Аспирин — самое известное лекарствоПредлагаем вниманию читателей два материала, которые позволяют посмотреть на привычное лекарство с разных сторон. Р. Сворень в беседе с доктором Л. Мирным обсуждает молекулярные механизмы работы аспирина, понимание которых позволило учёным создать супераспирины — препараты нового поколения. Доктор медицинских наук профессор В. Прозоровский знакомит читателей с историей аспирина и даёт практические советы по его применению.
  • Что такое доказательная медицина? Есть ли альтернатива доказательной медицине, что она из себя представляет и нужна ли она на самом деле? Как сохранить здоровье и кошелек в сезон заболеваемости? Ответы на эти и многие другие вопросы в этой лекции.
  • Такая волшебная гомеопатияВ день суда с гомеопатами эксперты «Вокруг Света» расскажут, что о гомеопатическом методе думает наука. А помогут им в этом Ася Казанцева, Александр Панчин, Алексей Водовозов и Василий Власов. 30 ноября 2016, Культурный центр ЗИЛ.
  • Расширение белковой вселенной продолжаетсяАнализ аминокислотных последовательностей 572 древних белков, закодированных в геномах 836 бактерий и архей и унаследованных ими от последнего общего предка всего живого (LUCA), показал, что накопление различий между родственными белками, выполняющими одну и ту же функцию, происходило очень медленно и продолжается до сих пор. Предел расхождения так и не был достигнут за 3,5 млрд лет эволюции.
  • Параллельная эволюция изучена в эксперименте на бактерияхЭксперимент, в ходе которого 115 линий кишечной палочки независимо друг от друга приспосабливались к высокой температуре, показал, что к одной и той же эволюционной «цели» ведет множество путей. За 2000 поколений в каждой линии закрепилось в среднем по 11 мутаций, из которых около 80% были полезными. Мутации у разных линий были в основном разными: из 634 несинонимичных точечных мутаций лишь 157 обнаружены более чем в одной линии.
  • Генетически модифицированные людиГенетическое модифицирование человечества — совсем не новая опасность, генетические эксперименты над собой человечество ставило всегда. Гигантское генетическое разнообразие человеческих популяций — а человек ничем не хуже любого другого вида — всегда таило в себе множество рецессивных мутаций, никак не проявляющихся у большинства их гетерозиготных носителей.
  • Идея о единстве происхождения всего живого является общепринятой среди биологов, однако аргументы в ее пользу имеют в основном качественный, а не количественный характер. Формальные статистические тесты, основанные на «теории выбора моделей» (model selection theory) и не использующие априорного допущения о том, что сходство белковых молекул говорит об их родстве, показали, что гипотеза о едином происхождении всего живого гораздо более правдоподобна, чем альтернативные модели, предполагающие независимое происхождение разных групп организмов от разных предков.
  • Получены новые результаты старого эксперимента Стэнли МиллераПоследователи Стэнли Миллера, поставившего в 50-х годах знаменитые опыты по имитации синтеза органики в первичной атмосфере Земли, вновь обратились к результатам старых экспериментов. Оставшиеся от тех лет материалы они исследовали новейшими методами. Выяснилось, что в экспериментах, имитировавших вулканические выбросы парогазовой смеси, синтезировался широкий спектр аминокислот и других органических соединений. Их разнообразие оказалось больше, чем это представлялось в 50-е годы. Этот результат акцентирует внимание современных исследователей на условиях синтеза и накопления первичной высокомолекулярной органики: синтез мог активизироваться в районах извержений, а вулканические пеплы и туфы могли стать резервуаром биологических молекул.
  • Открыт новый способ получения оптических изомеров органических молекулАмериканские ученые научились получать оптические изомеры соединений на основе альдегидов, осуществив наконец важную реакцию, над которой химики работали многие годы. В эксперименте они объединили два катализатора, работающие по разным принципам. В результате совместного действия этих катализаторов образуются две активных органических молекулы, которые объединяются в требуемое вещество. На примере этой реакции показана возможность синтеза целого класса биологически важных органических соединений.
Читайте также:  Загадка про груши

Далее >>>

Источник: https://scisne.net/a-1091

Талидомид — ужас в наследство?

Что вы делаете, когда у врача получаете незнакомое вам лекарство? Кто-то начинает его принимать без всяких сомнений, а люди поопытнее пытаются прочитать то, что написано очень мелким шрифтом — противопоказания и побочные эффекты. И иногда отказываются от лекарства, опасаясь, что вред от препарата будет неисправим.

Почему в медицинской практике используются вещи, которые что-то лечат, а что-то калечат? Неужели нельзя избавиться от побочных эффектов вообще? Практически невозможно, потому что нет полного совпадения человека с человеком, реакция на одни и те же вещи у разных людей может резко отличаться.

Разработка лекарств — долгое дело, годами фармацевты испытывают свои препараты до выпуска на рынок. Но даже обширные исследовательские работы, выполненные на большом количестве пациентов, не могут гарантировать отсутствие нежелательных последствий.

Самая скандальная история с побочными эффектами — это история лекарства «талидомид».

В 1954 году немецкая фармацевтическая компания Chemie Grünenthal разработала противосудорожный препарат талидомид (thalidomide). В 1955 году компания неофициально выслала бесплатные образцы разным врачам Германии и Швейцарии для клинической проверки. Действие препарата впечатлило многих из них, он выделялся на фоне применявшихся снотворных. Особо отмечалась безопасность передозировки.

Через 2 года после этого, в 1957 году, препарат был официально выпущен в продажу в Германии под названием Contergan, в апреле 1958 года в Великобритании — под названием Distaval.

Кроме того, талидомид поставлялся на рынок в составе лекарственных средств для самых разных случаев, например, Asmaval — против астмы, Tensival — против повышенного кровяного давления, Valgraine — против мигрени.

Талидомид продавался в 46 странах под 37 разными названиями.

Спустя 3 года, в августе 1958 года, компания-разработчик Grünenthal разослала письмо, в котором отмечалось, что «талидомид — лучшее лекарство для беременных и кормящих матерей». Талидомид стал применяться для устранения бессонницы, беспокойства, утренней тошноты.

Начиная с 1959 года компания Grünenthal начала получать письма с сообщениями о побочных эффектах. Появились голоса, что препарат следует продавать только по назначению врача. Несмотря на это, талидомид лидировал по продажам и в некоторых странах отставал только от аспирина.

Через два года от начала разработки продукта, 25 декабря 1956 года, в городе Столберг в семье сотрудника Chemie Grünenthal родилась дочь без ушей. Этот сотрудник давал своей беременной жене ещё не выпущенный официально талидомид, который он взял на работе.

В то время связи между приёмом препарата и пороком развития плода никто не усматривал, потому что появление детей с врождёнными физическими дефектами неоднократно наблюдалось и ранее. Однако после поступления талидомида на рынок число детей с врождёнными уродствами резко возросло.

Через 5(!) лет, в 1961 году, немецкий врач-педиатр Ганс-Рудольф Видеманн (Hans-Rudolf Wiedemann) обратил внимание общественности на эту проблему и обозначил её как эпидемию.

В конце 1961 года почти одновременно профессор Ленц (W. Lenz) в Германии и доктор Макбрайд (McBride) в Австралии выявили связь между возросшим числом врождённых пороков у новорожденных и тем, что их матери принимали талидомид.

16 ноября 1961 года Ленц сообщил о своих подозрениях в компанию Chemie Grünenthal. 18 ноября 1961 года в газете Welt am Sonntag было опубликовано его письмо с описанием более 150 случаев врождённых пороков у новорождённых.

Ленц связал их с приёмом матерями талидомида на ранних стадиях беременности. 26 ноября под давлением прессы и немецких властей Chemie Grünenthal начала отзыв талидомида с рынка Германии.

После этого препарат начали отзывать из аптек в остальных странах.

В начале 1962 года Ленц предположил, что только за три года (1959−1962) в Западной Германии родилось от 2000 до 3000 детей-жертв талидомида.

Первые обвинения в адрес Chemie Grünenthal начали поступать с конца 1961 года, и только через 7 лет, в 1968 году, были окончательно подготовлены материалы дела (они заняли 972 страницы).

27 мая 1968 года в Аахене начался суд против семи работников компании Chemie Grünenthal.

Обвинение: допуск на рынок опасного медицинского препарата, не прошедшего должной проверки и повлёкшего за собой телесный ущерб у значительного числа детей.

Суд длился два с половиной года. 18 декабря 1970 года состоялось последнее заседание по этому делу. Решение суда: закрыть дело в связи с предложенным компанией Chemie Grünenthal обязательством выплатить компенсацию в 100 000 000 немецких марок детям, пострадавшим от талидомида.

Еще через год, 17 декабря 1971 года Министерство здравоохранения Германии основало фонд, в задачу которого входила выплата компенсаций пострадавшим от талидомида. Выплаты начались в 1972 году. Всего к началу 1992 года в качестве компенсации из фонда было выплачено порядка 538 000 000 немецких марок, компенсацию получили 2866 человек (это только в Германии!).

Талидомид представляет наибольшую опасность на ранних стадиях беременности. Критический период для плода — 34−50 дней после последней менструации у женщины (от 20 до 36 дней после зачатия). Всего одна таблетка в этот промежуток времени — и может появиться ребенок с физическими деформациями.

Повреждения плода касаются разных частей тела. Среди наиболее распространённых внешних проявлений: дефекты или отсутствие верхних или нижних конечностей, отсутствие ушных раковин, дефекты глаз и мимической мускулатуры. Кроме того, талидомид влияет на формирование внутренних органов, разрушительным образом действуя на сердце, печень, почки, пищеварительную и мочеполовую системы.

Физические уродства могут передаваться по наследству. Об этом заявили представители английского Общества жертв талидомида. В качестве доказательства они привели историю 15-летней Ребекки, внучки женщины, принимавшей талидомид.

Девочка родилась с укороченными ручками и тремя пальцами на каждой руке — типичным уродством, связанным с этим препаратом. Точно такие же изменения наблюдались и у детей, родившихся во время первой волны использования талидомида.

Эксперты исключают в данном случае возможность другой генетической аномалии. Это не единственный подобный случай.

Какие выплаты могут возместить такой ущерб здоровью?

Сегодня талидомид используется для лечения проказы. Больным даются специальные инструкции в части их сексуальной жизни. Однако полной гарантии, что эти указания будут неукоснительно выполняться, нет. И кто их может дать? Поэтому история талидомида не закончена, история продолжается.

Для памятника жертвам талидомида в Лондоне скульптору Марку Куинну позировала реально существующая женщина Элисон Леппер, которая в момент создания памятника была беременна. Ее ребенок вырос здоровым.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/law/articles/32479/

Талидомидная трагедия

Талидомид – лекарство, вошедшее в историю и, к сожалению, далеко не из-за того, что отличается хорошим качеством или выраженным лечебным эффектом.

Хотя эффект, бесспорно, есть: в период с 1956 по 1962 годы в ряде стран мира родилось, по разным подсчётам, от 8000 до 12 000 детей с врождёнными уродствами, обусловленными тем, что матери принимали препараты талидомида во время беременности.

7 тысяч младенцев умерли в первые минуты жизни. Пожалуй, это одна из самых скандальных историй, связанных с побочными эффектами от какого-либо препарата.

Началось всё с того, что в 1954 году немецкая фармацевтическая компания Chemie Grünenthal разработала противосудорожный препарат талидомид (thalidomide).

В 1955 году она неофициально выслала бесплатные образцы нового лекарства ряду врачей Германии и Швейцарии для клинической проверки. Тестирование показало, что противосудорожного из талидомида вовсе не получилось, зато успокоительное вышло отличное.

Действие таблеток впечатлило многих медиков, ведь оно явно выделялось на фоне работы применявшихся в то время снотворных. Особо отмечалась безопасность передозировки. Мировая фармацевтика в то время посчитала изобретение этого препарата настоящим прорывом в лечении расстройств сна.

И как было не посчитать, ведь человек моментально погружался в здоровую и совершенно естественную дремоту. Небывалый положительный эффект наблюдался у беременных, склонных к расстройствам такого рода.

Разумеется, были проведены также и опыты на животных. Они, в первую очередь, подтвердили, что противосудорожными свойствами талидомид не обладает. Кроме того, передозировка не убивала подопытных зверьков, что позволило считать препарат безопасным.

Однако седативного воздействия лекарство на мышей не оказывало, поэтому представителям компании Chemie Grünenthal для демонстрации оного пришлось изготовить особую клетку, которая служила для измерения малейших движений животных.

Несмотря на то, что хвостатые после приёма пилюль бодрствовали, их движения замедлялись в большей степени, чем у тех животных, которым вводили другие седативные средства. Комиссия убедилась в эффективности и безопасности предложенных таблеток и дала лицензию на производство.

Через 2 года после этого, в 1957 году, препарат был официально выпущен в продажу в Германии под названием Contergan, в апреле 1958 года в Великобритании – под названием Distaval.

Кроме того, талидомид поставлялся на рынок в составе лекарственных средств для самых разных случаев, например, Asmaval – против астмы, Tensival – против повышенного кровяного давления, Valgraine – против мигрени. В общей сложности, талидомид продавался в 46 странах под 37 разными названиями.

Никаких дополнительных независимых исследований препарата ни в одной стране не проводилось.

В 1958 году производители допустили самую главную, фатальную, ошибку: они заявили, что тилидомид – лучшее средство для беременных. Само собой, мелкие компании моментально зацепились за эту идею и построили на ней рекламную компанию успокоительного средства.

К 61-му году опасные таблетки стали одними из самых продаваемых в ряду седативных препаратов, а в Германии и вовсе вышли на первое место. Единственной героиней в этой скандальной истории оказалась американский доктор Фрэнсис О. Келси, задействованная в процедуре лицензирования лекарства.

Её насторожили недостаточность исследовательской базы и тот факт, что производитель умалчивал о возможном развитии периферических невритов, спровоцированных приёмом снотворного. Несмотря на давление со стороны фармацевтов, Фрэнсис препарат не одобрила и запретила его выход на рынок США.

Само собой, в тот момент она ещё не подозревала, сколько жизней спасла, приняв такое решение.

Как события развивались дальше, вы уже знаете. Небывалый всплеск рождения малышей с различными уродствами всколыхнул общественность. Ребёнок без ушей появился на свет 25 декабря 1956 года даже в семье сотрудника самой «Chemie Grünenthal», так как тот «угощал» беременную жену ещё не выпущенным официально талидомидом, позаимствованным на работе.

Лекарственное вещество, ранее широко использовавшееся в качестве седативного средства, оказалось крайне опасным. Врачи с опозданием осознали: если женщина принимает данные таблетки во время первых трех месяцев беременности, то это может привести к формированию дефектов развития плода, среди которых наиболее часто встречается недоразвитие конечностей.

Критический период для плода – 34-50 дней после последней менструации у будущей мамы (от 20 до 36 дней после зачатия). Вероятность появления ребёнка с физическими уродствами появляется после приёма всего одной таблетки талидомида в этот промежуток времени.

Среди наиболее распространённых внешних проявления выделяются дефекты или отсутствие верхних или нижних конечностей, отсутствие ушных раковин, дефекты глаз и мимической мускулатуры.

Кроме того, талидомид влияет на формирование внутренних органов, разрушительным образом действуя на сердце, печень, почки, пищеварительную и мочеполовую системы, а также может приводить в отдельных случаях к рождению детей с отклонениями в умственном развитии, эпилепсией, аутизмом. Не менее ужасает, что данные физические уродства могут передаваться по наследству.

Об этом заявили представители английского Общества жертв талидомида. В качестве доказательства они привели историю 15-летней Ребекки, внучки женщины, принимавшей талидомид. Девочка родилась с укороченными ручками и тремя пальцами на каждой руке – типичным уродством, связанным с этим препаратом. Точно такие же изменения наблюдались и у детей, родившихся во время первой волны использования лекарства.

Читайте также:  Интересные факты о лыжах

Самое удивительное, что к концу 60-ых годов препарат вновь вернулся на рынок. В настоящее время талидомид применяется для лечения проказы, множественной миеломы и других серьёзных онкологических заболеваний.

Больным дают чёткие рекомендации по поводу сексуальной жизни и возможных рисков, но за их соблюдением никто, конечно же, не следит.
На фото: памятник жертвам талидомида в Лондоне (2005 год).

В качестве модели выступала Элисон Леппер, которая на момент создания скульптуры была беременна. Ее ребенок вырос здоровым.

Источник: http://med-info.ru/content/view/686

«Талидомидовая трагедия»: извинения спустя полвека

Талидомид – печально известный седативный препарат для беременных женщин, которые принимали его как успокаивающее и снотворное средство. Производитель лекарства, который продавался в Германии без рецепта, — немецкая фармацевтическая компания Chemie Grünenthal.

Широкую известность лекарство получило из-за своего тератогенного действия. Талидомид вызывал нарушения эмбрионального развития, морфологические аномалии и пороки развития у детей.

Было установлено, что в период с 1956 по 1962 года в ряде стран мира по разным подсчётам родилось от 8000 до 12000 детей с уродствами, вызванными применением талидомида. Впоследствии этот период был назван «Талидомидовой трагедией».

В 1958 году компания-производитель назвала талидомид «лучшим лекарством для беременных и кормящих матерей».

Спустя 50 лет после снятия препарата с продажи, компания Chemie Grünenthal производящая некогда препарат, решила попросить прощения у тысячи людей, которые родились с аномалиями развития.

Поводом для раскаяния стало открытие памятника детям, пострадавшим от употребления их матерями этого чудовищного медикамента.

Бронзовая скульптура посвящена детям, появившимся на свет с изуродованными конечностями. Председатель правления Chemie Grünenthal Харальд Шток впервые за полвека молчания произнёс слова соболезнования и сочувствия покалеченным препаратом детям.

Шток рассказал о тесном сотрудничестве компании с общественными организациями, в которые входят пострадавшие. Именно это взаимодействие, по словам Штока, дало руководству компании понять, что публичное раскаяние – минимальная плата за причинённые увечья.

Он попросил расценивать долгое молчание компании как шок, произведённый последствиями употребления препарата.

«Извините нас за то, что почти полстолетия мы молчали и не находили способа обратиться к вам по-человечески», – сказал Шток.

Кроме извинений, принесённых компанией слишком поздно, многие пострадавшие начали получать компенсацию за нанесённый ущерб их здоровью.

«Мы понимаем эмоции и видим физические трудности, которые переносят пострадавшие. Их матери ежедневно несут на своих плечах все тягости, которые им принесла наша компания», – сказал председатель. – Мы горько сожалеем о произошедшей трагедии».

Глава Grünenthal подчеркнул, что на этапе клинических исследований лекарства, невозможно было выявить тератогенный эффект от его применения.

Большинство пострадавших от воздействия препарата не оценили запоздалого раскаяния фирмы. Жертвы и родственники расценили полувековое признание вины, как рекламный трюк.

Источник: https://ilive.com.ua/news/talidomidovaya-tragediya-izvineniya-spustya-polveka_72632i15816.html

Талидомидная катастрофа: что творят фармацевтические компании

Талидомидная катастрофа это самый яркий в истории пример последствий приёма непроверенных лекарств. В 1954 году немецкая фармацевтическая компания Chemie Grünenthal разработала лекарства на основе антибиотиков из пептидов и назвала его «Талидомид».

Изначально предполагалось, что препараты станет недорогими эффективным противосудорожным средством. Однако в ходе клинических испытаний выяснилось, что противосудорожным эффектом он не обладает, однако является прекрасным успокаивающим и снотворным лекарством.

Терапевты по всему миру были впечатлены действием талидомида. В ходе испытания лекарства на животных, в частности на мышах, показал себе исключительно с лучшей стороны и не выявил никаких побочных эффектов.

Представители компании-производителя уповали на то, что талидомид абсолютно дёшев и безопасен в производстве. Что позволило получить лицензию на производство и распространение препарата. В 1957 году препарат был выпущен в продажу в Германии. А в 1958 году производился и продавался уже в 45 странах под 37 разными названиями.

Никаких дополнительных исследований ни в одной из этих стран не проводилось. С августа 1958 года талидомид стал рекламироваться, как лучшее лекарство для беременных и кормящих матерей от предродовых беспокойство, а также от токсикоза.

25 декабря 1956 года в семье сотрудника Chemie Grünenthal родилась дочь без ушей, мужчина давал своей беременной жене талидомид, который брал на работе. На это происшествие никто не обратил особого внимания.

Жуткие последствия Талидомидной катастрофы

Однако уже 1961 году число младенцев родившихся с врождёнными уродствами возросло настолько, что немецкий педиатр Ганс Рудольф Видеман назвал это эпидемией. Дальнейшее разбирательство и суды выяснили крайне негативные последствия употребления талидомида беременными женщинами. Препарат буквально уродовал эмбрион, воздействуя как на внешний так и на внутренние органы.

40% талидомидных детей не дожили до своего первого дня рождения. Ты же кто выжил, отличается различными внешними дефектами, среди которых наиболее распространёнными являются полная отсутствие или частичная недоразвитость рук, ног, ушей и глаз.

За период с 1956 по 1962 года по всему миру родилась от 8 до 12000 детей. Их тела навсегда изувечены из-за халатности и жадности фармацевтических корпораций.

В настоящее время талидомид применяется для лечения проказы множественной миеломы и других серьёзных онкологических заболеваний.

Источник: https://ainteres.ru/talidomidnaya-katastrofa/

Жертвы талидомидовой катострофы

      Этот ужасающий по своей сути случай стал наиболее ярким примером последствий приёма непроверенных лекарств в истории человечества. «Талидомидная катастрофа» унесшая жизни и искалечившая десятки тысяч детей стала отправной точкой для ужесточения лицензирования лекарственных средств во всем мире.

В 1954 году немецкой фармацевтической компанией «Chemie Grünenthal» было разработано лекарство «Талидомид». В его основу вошли антибиотики из пептидов. Сначала специалисты предполагали, что препарат станет эффективным и недорогим противосудорожным средством.

Но в процессе клинических испытаний обнаружилось, что на самом деле он является отличным снотворным и успокаивающим лекарством.

Терапевты во всем мире находились под очень сильным впечатлением, ведь препарат выявил побочных эффектов и проявил с самой лучшей стороны.

Представители компании –производителя смогли получить лицензию на производство талидомида и его распространение, благодаря его безопасен и дешевизне.

В 1957 г. препарат поступил в продажу в Германии. А на следующий год, он уже продавался под 37 названиями в 45 странах мира. Дополнительных исследований больше нигде не проводилось.

В том же году талидомид рекламировали как лучшее лекарство, предназначенное для беременных и кормящих матерей от токсикоза и предродовых беспокойств.

Но никто не обратил внимание на тот факт, что 25 декабря 1956 года родилась девочка без ушей.

Это произошло в семье одного из сотрудников «Chemie Grünenthal», которыйдавал своей беременной жене препарат. А к 1961 г. разразилась катастрофа: число младенцев со врождёнными уродствами значительно возросло.

В результате разбирательства выявились кошмарные последствия употребления беременными женщинами талидомида. Лекарство буквально уродовало эмбрион. 40% детей, рожденных после приема препарата, не прожили и года. А выжившие, отличаются внешними дефектами. Наиболее распространенным является полное отсутствие конечностей или их недоразвитость.

Было установлено, что в период с 1956 по 1962 годы в ряде стран мира родилось по разным подсчётам от 8000 до 12 000 детей с врождёнными уродствами, обусловленными тем, что матери принимали препараты талидомида во время беременности.

Талидомидовая трагедия заставила многие страны пересмотреть существующую практику лицензирования лекарственных средств, ужесточив требования к лицензируемым препаратам

В настоящее время этот препарат применяют, но для лечения онкологических заболеваний, множественной миеломы и проказы.

Производителям пришлось разработать сложную систему безопасности и обучения, включающую в себя строгий контроль за прописывающими препарат врачами и пациентами.

В частности, пациентам вменяется в обязанность использовать максимально усиленную контрацепцию и запрещается быть донорами крови и спермы.

Источник

Источник: https://maxxbay.livejournal.com/8565633.html

Разгадана тайна «талидомидной катастрофы»

Спустя шесть десятилетий после явления, известного как «талидомидная катастрофа», ученые наконец поняли, что пошло не так.

В 1950-е годы немецкая фармацевтическая компания Chemie Gruenenthal работала над созданием антибиотика из пептидов. В ходе исследований был получен препарат талидомид, который сначала решили использовать как противосудорожное средство.

Опыты на животных показали, что таким эффектом лекарство не обладает, но и не влечет побочных эффектов при передозировке.

Новости smi2.ru

После этого фармацевты приступили к клиническим испытаниям на людях. Добровольцы отметили, что препарат имеет глубокое седативное действие и обеспечивает крепкий здоровый сон.

Компании-производителю удалось получить лицензию на талидомид, и в конце 1950-х его начали поставлять на рынок. В 46 странах Европы он продавался и как самостоятельный препарат (под другим названием), и как компонент лекарств против гипертонии, астмы и мигрени.

В 1958 году талидомид начали активно прописывать беременным женщинам для устранения утренней тошноты, бессонницы, беспокойства. При этом никаких исследований по воздействию препарата на плод не проводилось, сообщает eLife.

Вскоре разразилась катастрофа. Еще в декабре 1956 года в семье сотрудника Chemie Gruenenthal родилась девочка без ушей. Мужчина давал своей жене талидомид, который брал с работы. Тогда никто не связал эти факты воедино, но уже в 1961 году медики заговорили об эпидемии врожденных уродств.

По последним подсчетам, от талидомида пострадали около 120 000 беременных женщин. В большинстве случаев у них происходил выкидыш. Около 10 000 детей появились на свет без верхних или нижних конечностей, с умственной неполноценностью, дефектами зрения и внутренних органов. Многие погибали в первые месяцы или годы жизни.

«Талидомидная катастрофа» стала ярким доказательством того, как опасно применять непроверенные лекарства. Но ученые долго не могли понять, как именно препарат воздействовал на организм зародышей.

Разрешить эту загадку помогли недавние исследования. Ученые из Института раковых исследований Дана-Фарбера выяснили, что препарат разрушает разнообразие белков, которые контролируют передачу генов.

Один из них, SALL4, играет ключевую роль в функционировании стволовых клеток – без него развитие конечностей и внутренних органов эмбриона может остаться незавершенным (что и происходило в действительности).

В 1962 году талидомид исчез из аптек мира. Но он вовсе не оказался предан забвению. Недавние исследования показали, что препарат может применяться для лечения агрессивных форм рака. Также ученых заинтересовала его способность расщеплять белки.

По словам экспертов, талидомид обладает огромным потенциалом. Но, чтобы использовать его максимально эффективно и при этом не навредить, следует тщательно изучить все детали его воздействия на организм.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

 Предыдушая статья Древние гробницы в Шотландии могли построить для жертв цунами

Следующая статья  Развенчан популярный миф о похудении

Источник: https://101news.ru/2018/08/03/razgadana-tajna-talidomidnoj-katastrofy/

Непростое возвращение талидомида

Это была одна из самых грандиозных трагедий ХХ века: дети, родившиеся без рук и без ног, иногда глухие или слепые, иногда с повреждениями мозга и сердца — потому что матери боролись с тошнотой и бессонницей во время беременности с помощью талидомида.

С тех пор, как лекарство было запрещено в 1962, его снова прописывают — на этот раз для лечения миэломы и рака крови, что трудно принять жертвам этих заболеваний. 52-летний выживший, Беррисфорд Бут, жертва талидомида, профессор архитектуры и дизайна в университете Лехай, Пенсильвания, не может сказать об этом лекарстве ничего хорошего.

М-р Бут не одинок в своих чувствах, один из 26 пострадавших американцев.  Всего до сих пор живы около 6 000 жертв талидомида, по большей части в Канаде и Европе, так как он так и не был разрешен в США, хотя около 20 000 женщин получили его во время клинических испытаний.

Возможно, на самом деле жертв больше, чем принято считать, так как часть врожденных дефектов были не внешними, а внутренними. Когда компания Grunenthal Group, производитель талидомида, формально извинилась после 50 лет молчания, ответом был гнев на компанию за ее сопротивление увеличению компенсаций жертвам.

Но тем, кто страдает от миеломы и проказы, новая форма талидомида дает нечто вроде надежды. По причинам, окончательно не выясненным, талидомид, который останавливал рост здоровых клеток нерожденного ребенка, также ингибирует рост раковых клеток.

Джон Листер, врач, помнит жертв талидомида со студенческой скамьи, теперь он, директор отделения гематологии и клеточной терапии в Питсбурге, использует талидомид для лечения миеломной болезни и других видов рака крови.

Читайте также:  Вертится на языке или на кончике языка

В США, лекарство производится компанией Celgene из Нью-Джерси, которая разработала более действенную версию с меньшим числом побочных эффектов. Хотя теперь лекарство используется женщинами далеко вышедшими из детородного возраста, мы должны быь абсолютно уверенными, что они не забеременеют. Тем не менее, талидомид остается вещью противоречивой.

Легендарный британский редактор Гарольд Еванс пишет в Обсервер,  что немецкая компания — несмотря на свои извинения — не признала свидетельства как на фазе проверки, так и после выпуска в 1957. Ложь, прикрытая извинениями, все равно остается ложью, говорит Мр Еванс.

Он увидел в крупном журналистском расследовании Sunday Times, что компенсации жертвам недостаточны, а компания сопротивляется индексации в соответствии с инфляцией. Это не чудо-лекарство, как аспирин, говорит Берри Голд, профессор фармации из Пистбурга: несколько лет назад он поддержал конференцию под названием «Когда хорошие лекарства становятся плохими» — талидомид тому пример. Я не думаю, что талидомид — что-то многообещающее по части лечения рака. Он не лечит миелому и дает отрицательные побочные эффекты, хотя есть много лекарств в онкологии, которые нельзя и подумать, чтобы дать здоровому человеку.

Кстати, происхождение талидомида остается темным. Годы думали, что он был изобретен в  Chemie Grunenthal, которая защитила патент в 1954, но Мартин Джонсон из Великобритании раскопал свидетельства, что нацистские ученые проверяли его действие на людях как антидот против нервно-паралитического газа зарина в 1944.

В США, несмотря на давление со стороны фармкомпаний, Фрэнсис О. Келси, первая женщина-глава Food and Drug Administration,  устояла и не дала разрешения на применение талидомида в своей стране, где он так и не попал на рынок.

Доктор из Австралии открыла, что матери, которые принимали лекарство в первом триместре, рождали детей с деформациями, вплоть до отсутствия рук и ног.

  После того, как опасное лекарство было изъято, президент Кеннеди вручил ей высшую гражданскую награду, а конгресс принял новый закон о том, что лекарства должны проходить дополнительные тесты на безопасность для беременных женщин.

«Талидомид научил нас как нужно тщательно изучать на животных тератогенные эффекты и собирать данные о безопасности и токсичности до того, как применять их на людях», говорит Мр Голд. В конце 80-х Бразилия и Мексика разрешили использовать талидомид для лечения проказы, хотя там появились репортажи о детях с врожденными уродствами.

В 1998 FDA  разрешила использование талидомида для лечения повреждений, связанных с лепрой с оговоркой о необходимости контроля и тестов на беременность и другими строгими ограничениями.

Новая версия помалидомид имеет меньше побочных действий, но они все же есть, опасения вызывает возможность врожденных деффектов и он никогда не дается молодым пациентам, да и редко встречаются молодые больные миеломой.

Теперь же оставшиеся в живых жертвы талидомида получают компенсации и условия выплаты запрещают им подавать иски, австралийские и американские пострадавшие готовят новый иск и просят больше. В то время как М-р Бут, известный художник и профессор, получает небольшую компенсацию из специального фонда помощи жертвам, находящегося в Великобритании, он должен постоянно зарабатывать на жизнь на полной занятости, чтобы поддержать себя и своих двух сыновей и бороться с ухудшающимся состоянием здоровья, больным плечом, всем тем, что переживают все выжившие, многие из которых были рождены с поврежденными или даже отсутствующими внутренними органами. Все это застало врасплох врачей, которые никогда не сталкивались ни с чем подобным до 50-х годов.

«Талидомид был ужасным изобретением, которое принесло несказанный физический и эмоциональный вред», говорит М-р Бут в интервью из своего дома  — «хотя его и продвигают как «вернувшееся» лекарство для ограниченного использования против отдельных видов рака, но я никогда не смогу принять, что лекарство с талидомидом может принести хоть какую-то пользу».

Mackenzie Carpenter October 22, 2012 post-gazette.com

© Фармацевтика по материалам зарубежной прессы

Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Источник: http://www.pharmaceutika.ru/2012/10/24/neprostoe-vozvrashhenie-talidomida/

Бизнес на крови: талидомид и человеческие судьбы

sentinel@home: Полный список публикаций | Форум | Linux.su

Оригинал материала находится по адресу ibusiness.ru/blogs/22715 6.09.2012

В минувшую пятницу западногерманский фармацевтический вендор Gruenenthal GmbH принёс официальные извинения бывшим клиентам.

Фармацевты нечасто признают свои ошибки, но даже на этом фоне поступок Gruenenthal стоит особняком. Извинений от неё ждали пятьдесят один год.

Ещё немного — и извиняться, возможно, было бы попросту не перед кем: ряды тех, кто выжил после её страшной терапии, стремительно редеют.

В историю медицины Gruenenthal вошла благодаря препарату талидомид (на прилавках присутствовал под патентованным названием Контерган и некоторыми другими). Как и многие лекарства, он был случайной находкой: химики компании наткнулись на него в середине 50-х, пытаясь отыскать способ получения дешёвых антибиотиков.

Свойствами пенициллина он не обладал, зато неожиданно обнаружились другие полезные качества. Новый препарат действовал как сильное успокоительное, словно бы изолируя нервную систему от разнообразных неприятных раздражителей.

При этом, в отличие от многих известных лекарств, передозировка талидомида не приводила к летальному исходу, да и вообще побочных эффектов в ходе испытаний выявить не удалось.

Совсем скоро это проложит новому чудо-лекарству (так его и называли) дорогу на широкий рынок: талидомид и его производные будут применяться для облегчения симптомов простуды, мигреней, бессонницы. Станут применять его для облегчения токсикоза и будущие мамы — и именно им и их детям судьба отведёт самую мрачную роль.

Сегодня та трагедия выглядит нагромождением случайностей, замешанным на корпоративном эгоизме, недостатке знаний и наплевательстве регуляторов. Восстановить в деталях события пятидесятилетней давности конечно же невозможно, но в общем картина получается примерно такой.

На этом снимке 1963 года запечатлена одна из жертв талидомида. Препарат применяется и поныне, но только там, где польза от него значительно превосходит возможный вред: для борьбы с онкозаболеваниями и проказой (фото: The Age).

С одной стороны наука тогда ещё не признавала, что лекарства, принимаемые беременной женщиной, способны просочиться в плод.

С другой воздействие талидомида на организм было изучено лишь отчасти: лишь сорок лет спустя, когда вычислительная техника стала достаточно мощной, учёные смогли просчитать на цифровых моделях и предложить несколько вероятных объяснений агрессивного влияния Т. на молекулу ДНК.

Наконец, отсутствие прецедентов усыпило внимание медиков и открыло непроверенному лекарству двери аптек. Талидомид продавался в полусотне стран мира с 1957 по 1962 год, причём в большинстве случаев мог быть приобретён без рецепта.

Отсутствие доказательства безвредности было принято за доказательство отсутствия (классическая ошибка, сопровождающая большинство трагедий из категории «Чёрного лебедя», от Фукусимы до краха LTCM).

И к моменту, когда препарат был повсеместно запрещён, список жертв насчитывал больше десяти тысяч семей.

У чудо-лекарства выявился, как теперь говорят, тератогенный эффект: всего одна таблетка, принятая на ранней стадии беременности, резко увеличивала вероятность значительных отклонений в развитии плода.

Дети матерей, принимавших Т., часто появлялись на свет с изувеченными конечностями, умственно отсталыми, с повреждёнными внутренними органами. Каждый второй из них умер ещё в младенчестве, до сегодняшнего дня дожил в среднем лишь каждый пятый.

Главный удар пришёлся по странам, официально разрешившим применение препарата: Канаде, Великобритании, Японии, Австралии. Странам, ограничившимся клиническими испытаниями (впрочем, масштабными: были выписаны миллионы доз) — США, Австрии, Швейцарии и др.

— повезло больше, но и там родились тысячи изуродованных младенцев.

Когда отрицать очевидное стало невозможно — волна уродств приобрела характер эпидемии — препарат запретили: к 1963 году талидомид был выведен из употребления везде.

На редких медиков и учёных, отказавшихся признать чудо-лекарство безвредным без доказательств, пролился дождь наград. Против Gruenenthal и её дистрибьюторов были поданы сотни судебных исков, частью выигранных.

Да и общество в целом извлекло из случившегося урок: в частности, именно эта история послужила основанием для повсеместного ужесточения правил проверки и лицензирования медпрепаратов.

Однако сама Gruenenthal хранила молчание вплоть до минувшей недели, когда, на открытии мемориала жертвам талидомида, генеральный директор Гаральд Сток лично произнёс «простите!». По словам Стока, компания молчала пятьдесят лет, потому что пребывала в шоке от сотворённого ею химического монстра.

Вот только ответной благодарности не последовало. Напротив, за следующие несколько дней Gruenenthal утопили в критических публикациях, где самой пристойной характеристикой была «нацисты».

Почему в общем-то долгожданные слова вызвали такую болезненную реакцию? Прежде всего потому, что одних только извинений в данном случае мало.

Ведь речь об ошибке не в компьютерной программе — в генетическом коде человека!

Жертвы талидомида, входящие сегодня в пенсионный возраст, описывают своё существование как «одинокую битву длиною в жизнь». Мало кому из них удалось обзавестись семьёй, сделать карьеру. Они нуждаются в особой медицинской помощи, уходе, адаптации жилищ и средств транспорта. На всё это нужны деньги, а откуда их взять?

В некоторых странах (Германия, Англия) для Т-инвалидов учреждены специальные фонды: основную сумму когда-то внесла Gruenenthal, а сегодня выплаты продолжает государство.

Всем остальным приходится довольствоваться стандартными пособиями.

Gruenenthal, по мнению критиков, сделавшая всё, чтобы получить судебный иммунитет (в том числе затягивая разбирательства), компенсаций платить не собирается.

Судьба Томаса Квастхоффа, известного музыканта, может служить примером тех трудностей, с которыми пришлось столкнуться жертвам талидомида, и воли, которую они проявляют.

К примеру, в консерваторию его когда-то не приняли только потому, что он физически не в состоянии играть на пианино (фото: Stars im Luidpoldhain).

Другой повод для критики — нежелание Gruenenthal признать свою вину. Ведь Сток всего лишь извинился за молчание.

Его компания по-прежнему не признаёт, что фактически принесла десятки тысяч человеческих жизней в жертву золотому тельцу. За несколько дней до выступления Стока, австралийские журналисты (см.

статью в The Age) опубликовали сенсационные материалы из корпоративного архива Gruenenthal, прямо свидетельствующие, что компания не провела испытаний в полной мере, а позже продолжала производить и продавать талидомид уже зная о возможных побочных эффектах.

Тревожный звоночек прозвенел задолго до того, как талидомид попал под запрет. Семьи сотрудников компании, принимавшие препарат добровольно, поток сообщений от врачей, наблюдавших молодых мам, принимавших Т.

по рецепту или подсказке, предупреждали Gruenenthal о возможной связи между лекарством и тяжёлыми нервными расстройствами беременных, мутациями у детей.

Это подвигло сторонних исследователей на самостоятельные эксперименты, в частности проверку талидомида на беременных животных. Но не Gruenenthal.

Как известно теперь, компания не изучала влияния лекарства на беременность и замалчивала поступающие от педиатров отчёты.

Больше того, она сознательно сбивала общественность с толку, настаивая на проверенности и безвредности препарата.

Врождённые уродства жертв талидомида объяснялись ядерными испытаниями, дефицитом витаминов, особенностями конкретных пациентов, даже нелицензионными модификациями лекарства.

Упрямство Gruenenthal проистекало из простого факта: талидомид приносил кучи денег. Его не зря прозвали чудесным, для своего времени он был всё равно что пенициллин для сороковых годов или Виагра для девяностых.

Мощный, безвредный он легко осваивал новые территории: дистрибьюторы снабжали бесплатными пробниками врачей, те подсаживали на Т.

пациентов, и в результате даже там, где препарат отказывались одобрить регуляторы, на него возникал стабильный спрос. Бизнес, ничего личного.

Gruenenthal и сегодня, пятьдесят лет спустя, живёт в талидомидовой тени. Критики видят для неё единственный выход: полностью признать свою вину. Признать, что сообщения о возможном вреде игнорировались и скрывались от публики. Признать, что важные внутренние документы были уничтожены дабы не допустить проигрыша в судах.

Впрочем, если верить теории корпоративной генетики Сергея Голубицкого, не поможет и это. Принципы, заложенные основателями компании, продолжают определять её поведение и после того, как основатели отошли от дел.

Корни же Gruenenthal (да и талидомида, как считают некоторые) уходят в Третий Рейх, в концлагеря, к экспериментам над людьми.

Первыми сотрудниками основанной в 1946 Gruenenthal стали бывшие нацисты — да и кого ещё набирать в Западной Германии после Второй мировой? Тератогенный эффект — трагический недосмотр.

Однако в отношении Gruenenthal к потребителям её лекарств просматривается зловещая тенденция.

Всего лишь за последние пять лет и только в Великобритании компанию несколько раз уличали в подтасовке фактов с целью продвижения собственных препаратов. Считаете, случайность?

талидомид,биотех,медицина,здоровье,Чёрный_лебедь,Gruenenthal

Источник: http://knoppix.ru/sentinel/060912.html

Ссылка на основную публикацию