За что миссис черчилль получила орден трудового красного знамени

Почему визит супруги Черчилля в СССР продлился 42 дня

Весной победного 1945-го в Советский Союз прилетела супруга премьер-министра Великобритании Клементина Черчилль. Подробности необычного путешествия удалось обнаружить в архивных источниках, недавно находившихся на секретном хранении.

Отличница санобороны

Кто и как пытался сорвать встречу «большой тройки» в Ялте

В большинстве публикаций о путешествии миссис Черчилль в страну большевиков утверждается, что в СССР она прибыла 2 апреля 1945 года. На самом деле уже к вечеру 31 марта самолет королевских ВВС Великобритании совершил посадку на военном аэродроме в Крыму.

1 апреля Клементине исполнилось 60 лет, и отмечать круглую дату ей пришлось в России, на крымской земле. Никаких поводов прилетать 31 марта в действительности не было, но надежности этот вариант только добавил: гитлеровские спецслужбы не брали в расчет возможность передвижения жены британского премьера накануне юбилея.

Этот визит оставил след в биографии советских органов государственной охраны и других подразделений НКГБ, которые обеспечивали безопасность супруги главы иностранного государства. В течение 42 дней!

2 апреля Клементина и сопровождающие ее лица прибыли на украшенный британскими и советскими флагами Центральный аэродром имени Фрунзе на Ходынском поле в Москве.

Не прошло и двух месяцев с окончания Ялтинской конференции с участием ее мужа сэра Уинстона, как в Советский Союз приехала не просто первая леди, а председатель Фонда помощи России Британского Красного Креста и ордена св. Иоанна Иерусалимского.

Британцы и в особенности руководимый супругой премьера фонд, созданный в октябре 1941-го, оказывали значительную помощь советской стороне — в сумме она составила более 9 миллионов фунтов стерлингов.

В СССР было направлено из Англии оборудование для госпиталей, физиотерапевтическая и другая медицинская аппаратура, в том числе свыше 600 рентгеновских аппаратов, хирургический инструментарий, медикаменты и т.д.

Председатель исполкома Союза Обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР С. А. Колесников вручил Клементине золотой знак «Отличник санитарной обороны».

По высшему разряду

Супругу Черчилля и сопровождающих лиц разместили в одном из лучших представительских особняков на Пречистенке — ныне здесь располагается посольство Австрии. Там располагался и сам сэр Уинстон во время визитов в Москву в августе 1942-го и октябре 1944 года.

Черчилль опасался, что Япония захватит Фолкленды в 1942 году

В ее распоряжение предоставили пассажирский поезд для поездки по стране, за ней закрепили автомобиль из гаража особого назначения, выделили охрану и обслуживающий персонал — поваров, официантов, предусмотрен был и продуктовый запас, что для 1945 года было делом не последней важности.

С миссис Черчилль в Кремле встретился нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов. Глава советской дипломатии и его супруга Полина Жемчужина затем появились с лондонской гостьей в Большом театре на опере «Князь Игорь». 7 апреля Клементину принимал советский лидер. Вечером того же дня «премьер И.

В. Сталин» (так он подписывался в письмах к лидерам «большой тройки») писал британскому коллеге о встрече в своем кабинете: «Я имел приятную беседу с госпожой Черчилль. Она произвела на меня большое впечатление. Она передала мне подарок от Вас. Разрешите поблагодарить Вас от души за подарок».

Это был ответный дар от семьи британского премьера. 19 октября 1944 года Сталин писал Черчиллю: «В день Вашего отъезда из Москвы прошу Вас принять от меня на память о Вашем пребывании в советской столице скромные подарки — для г-жи Черчилль вазу «Рулевой на ладье» и для Вас вазу «Охотник с луком против медведя».

Еще раз желаю Вам здоровья и бодрости духа». Заметим, что рулевой на ладье — на самом деле викинг, он же варяг, а скромность подарков была, скажем прямо, относительной. Сталинские традиции перенял даже ниспровергатель культа личности Хрущев.

В апреле 1956 года во время визита в Лондон Никита Сергеевич преподнес Черчиллю, уже покинувшему тогда большую политику, картину художника Шишкина «Лес» и ларец с набором коньяков, Клементине был вручен кулон с аквамарином на золотой цепочке и палантин из соболей.

Из московских подарков британской гостье в 1945-м известен, к примеру, столовый сервиз Ленинградского фарфорового завода.

Впервые побывавшая в Москве Клементина стараниями принимающей стороны и при участии НКГБ увидела советскую столицу во всей ее привлекательности, которая была возможна в последний год войны.

Кремль показали во многих подробностях, недоступных тогда москвичам (вплоть до июля 1955 года проход «за зубцы» был закрыт для свободного посещения, на редкие экскурсии в Оружейную палату приглашали обычно делегатов партийных съездов и депутатов Верховного Совета).

Супруга Черчилля посетила раненых в военных госпиталях, побывала в гостях у работниц кондитерской фабрики «Красный Октябрь», увидела детский сад при табачной фабрике «Дукат» и школу N 175 в Старопименовском переулке, где обучались дети советской элиты.

Черчилль предлагал США нанести ядерный удар по СССР

На протокольные мероприятия, как правило, приглашались «кремлевские жены» соответствующего ранга, супруги видных советских военачальников и представителей творческой элиты, а также женщины-стахановки московских предприятий. Так, на чай, устроенный в честь Клементины Полиной Жемчужиной, были приглашены жены писателей — Леонида Леонова, Самуила Маршака и Бориса Пастернака.

Одесский Первомай орденоносицы

Трехнедельная поездка по СССР началась 9 апреля 1945 года в Ленинграде.

Поезд госпожи Черчилль останавливался в Сталинграде, Курске и Одессе, она побывала и в курортных городах Северного Кавказа — Кисловодске, Ессентуках, Пятигорске, а также в Крыму, возникшем по ходу визита во второй раз (будет и третий — при отлете из СССР).

Она посещала больницы, санатории, родильные дома, курортные лечебницы, научные медицинские центры, оборудованные на «средства английского народа», знакомилась с работой школ, детских садов и домов для сирот, родители которых погибли на фронте.

Гостья осматривала возрождаемые города и заводы, возлагала цветы на могилы героев.

В выпущенной в том же 1945-м небольшой книге «Мой визит в Россию» она признавалась, что Севастополь показался ей разрушенным даже больше, чем Сталинград, а более всего впечатляли сами люди: «Куда бы я ни поехала, я всегда встречала силу духа и стойкость перед бедами и разорениями, которых вы не найдете нигде в мире». Клементина отметила также «огромную восстановительную работу, которая ведется в районах, опустошенных германскими оккупантами, и инициативу и мужество, проявляемые широкими массами в процессе этой работы».

Сами же «широкие массы» к британской делегации неизменно относились дружески, с теплотой и радушным гостеприимством. Жители Сталинграда преподнесли гостье фотоальбом, а ее супругу — оригинальный настольный портсигар.

В знаменитом «Артеке» в Крыму пионеры показали «Миссис Клементине», как они живут, прилежно учатся, и устроили парад в честь ее приезда. Гостья подарила артековцам пятнадцать британских 40-местных военных палаток.

В Алупкинском дворце, где во время недавней Ялтинской конференции квартировал ее муж, в честь гостьи ансамблем песни и пляски Черноморского флота был дан концерт.

Госпожа Черчилль растрогалась и уверенно заявила, что «дружба между советскими и британскими моряками будет расти и крепнуть, так же как и дружба Советского Союза с Великобританией». В доказательство серьезности намерений в Одессе по просьбе Клементины ей устроили беседу с английскими и французскими офицерами и солдатами, освобожденными Красной армией из немецкого плена.

В Петродворце ей показали варварские разрушения всемирно известного музея. В Пятигорске она посетила домик Лермонтова и место последней дуэли поэта.

В Крыму почетная гостья побывала в Херсонесе, в Никитском ботаническом саду, увидела дом-музей Чехова в Ялте и встретилась с сестрой писателя.

В Большом театре она дважды побывала и без Молотова — на «Жизели» и «Лебедином озере», в Ленинграде, в Театре оперы и балета им. С.М. Кирова видела «Гаянэ» Хачатуряна и «Дон-Кихот» Минкуса.

Как Черчилль и Сталин сделали Львов украинским

В Одессе — высокопоставленная представительница самых что ни на есть «проклятых империалистов» праздновала вместе со всеми День международной солидарности трудящихся на первомайском военном параде. К тому времени она имела на это все основания.

Еще 12 апреля Указом Президиума Верховного Совета СССР она была награждена орденом Трудового Красного Знамени «за выдающиеся заслуги в проведении общественных мероприятий по сбору средств в Англии для оказания медицинской помощи Красной армии».

Орден ей торжественно вручит 7 мая Николай Шверник, первый заместитель приболевшего «всесоюзного старосты» товарища Калинина.

Сам Черчилль уже 14 апреля благодарил Сталина за высокую награду супруги: «… Мы считаем большой честью награждение ее орденом Трудового Красного Знамени за ту работу, которую она проделала, чтобы смягчить ужасные страдания раненых воинов Красной Армии.

Денежные суммы, которые она собирала, может быть, невелики, но это проникнутые любовью пожертвования не только богатых, но главным образом пенсы бедных, которые были горды тем, что еженедельно делали свои небольшие взносы.

От дружбы масс наших народов до взаимопонимания наших правительств и от взаимного уважения наших армий зависит будущее всего мира».

Напасть на союзника?

Сэр Уинстон, сочиняя эти строки, откровенно лукавил. Пока супруга совершала свой 42-дневный визит и клялась в верной дружбе советскому народу, Черчилль велел Объединенному штабу планирования военного кабинета Великобритании разработать операцию «Немыслимое».

Проект был готов 22 мая 1945-го и предполагал уже 1 июля начало наступательных боевых действий западных союзников против СССР с участием 10-12 немецких дивизий.

План был действительно немыслимой авантюрой — поставив целью силовое вытеснение Красной армии из Польши, английский премьер напрочь игнорировал и самую главную ялтинскую договоренность о скором вступлении Советского Союза в войну с Японией, и даже вечные для Лондона интересы все еще британской Индии.

По расчетам лондонских стратегов, Москва может даже вступить в союз с Токио, что делало окончание войны для их американских союзников делом очень непростым. Сегодня план операции «Немыслимое» легко доступен в Интернете, но устаревшим не кажется: стоит только заменить в тексте Польшу на Крым. Есть там, кстати, и идея масштабных санкций против нашей страны в отношении поставок оборудования и продовольствия…

Как и почему менялось мнение Черчилля об СССР и его лидерах

Так не стал ли визит первой леди в страну большевиков дымовой завесой, операцией прикрытия? Ведь Сталину бы и в голову не пришло подозревать британского союзника в агрессивных планах, пока Клементина рассыпается в искренних комплиментах стране, сокрушившей Гитлера? Почему бы супруге премьера не приехать в СССР в начале мая — после Победы ее визит проходил бы еще «триумфальнее» и мог помочь самому Черчиллю в подготовке к парламентским выборам 5 июля, которые он в итоге проиграл. Советская разведка благодаря Киму Филби и его друзьям по «кембриджской пятерке» вскоре получила тот самый авантюрный план.

Горячая благодарность за тактичное гостеприимство

Визит Клементины заканчивался на высокой ноте. Утром 9 мая в радиостудии Наркомата связи СССР, откуда Сталин обращался к народу в 1941-м, госпожа Черчилль озвучила послание Красной армии и русскому народу от британской нации, подписанное супругом: «…

Я шлю Вам сердечные приветствия по случаю блестящей победы, которую Вы одержали, изгнав захватчиков с Вашей земли и разгромив нацистскую тиранию. …

Здесь, в нашем островном отечестве, мы сегодня очень часто думаем о Вас, и мы шлем Вам из глубины наших сердец пожелания счастья и благополучия…»

В британском посольстве 9 мая отслужили благодарственный молебен. В тот же победный день завтрак в ее честь дал исполняющий обязанности главы Советского государства Шверник.

А около семи часов еще один прием в честь Клементины был дан Всесоюзным обществом культурной связи с заграницей (ВОКС).

Атмосфера была приятная — в концерте для первой леди участвовали скрипач Давид Ойстрах, оперная певица Наталья Шпиллер, кукольник Сергей Образцов, тенор Георгий Виноградов…

11 мая 1945 года Клементина Черчилль завершила визит: «…Я была очень счастлива в Советском Союзе и благодарю всех, кто был так добр ко мне и сделал моё пребывание здесь таким радостным. Я хочу выразить мою горячую благодарность Советскому правительству за радушное и тактичное гостеприимство, которое было оказано мне и моим спутникам…».

До Фултонской речи ее супруга Уинстона Черчилля, которая стала началом «холодной войны», оставалось меньше года.

Источник: https://rg.ru/2015/03/31/klementina.html

Жена Черчилля была награждена орденом Красного Знамени за помощь Красной армии

30 ноября, Четверг, 14:47

Читайте также:  Где находится государство тувалу

Кадр из фильма «Темные времена»

Одному из самых знаменитых британцев в истории исполнилось бы 143 года. Он был не только выдающимся политиком, но и прекрасным художником, а также писателем, удостоенным Нобелевской премии. Черчиллю часто сопутствовала удача, но больше всего ему повезло с женой. Жизнь несгибаемого англичанина напоминала приключенческий роман, а его афоризмы не забывают и по сей день.

Урожденный герцог Мальборо появился на свет в Бленхеймском дворце, в семье лорда Рэндольфа Черчилля и американки, дочери владельца газеты «Нью-Йорк таймc». Вопреки семейным традициям Уинстон Черчилль получил образование британском Королевском военном колледже.

Почти с детства его главной страстью были две вещи – война и политика, которой он увлекся под влиянием отца. Оставив, но лишь на время, политическую стезю, молодой человек, преисполненный не столько честолюбием, сколько жаждой приключений, просит о зачислении в Четвертый гусарский полк.

Не желая оставаться в тени мировых событий, молодой лейтенант отправляется на войну испанцев на Кубе, из этой поездки он вывез увлечение сигарами, затем служит в Индии, а после пересекает океан, что бы принять участие в англо-бурской войне, заметки о которой приносят ему первую известность в качестве военного корреспондента.

Кадр из фильма «Темные времена»

Несмотря на первые успехи в военном поприще, Черчилль возвращается в Англию, что бы начать политическую карьеру и уже 1900 году его избирают в парламент от Консервативной партии. С самого начала ему сопутствует успех, а благодаря красноречию, почти каждое его выступление, становится событием.

Через несколько лет Черчилль перешел в Либеральную партию, а спустя два года прошел в палату общин от либералов. В том же году получил пост заместителя министра колоний. В 1908 году Уинстон был назначен на пост министра торговли, на котором действовал чрезвычайно энергично, особое внимание, уделяя проблеме безработицы.

В том же году 34-летний Уинстон наконец находит себе достойную супругу. Его избранницей стала Клементина Хозиер.  Этот брак оказался счастливым и продлился 53 года.

Однажды, уже в середине 1950-ых годов на одном из обедов, которые Черчилли устраивали в своём загородном поместье, Уинстон произнес перед гостями: «Если бы я не стал тем, кто я есть, я бы с удовольствием стал…  Вторым мужем миссис Черчилль».

Кадр из фильма «Темные времена»

В 1910 году Уинстон Черчилль становится министром внутренних дел, а некоторое время спустя вспоминает свое увлечение войной, и в 1911году становится первым лордом адмиралтейства.

В годы Первой Мировой войны Черчилль не раз появляется на передовой. Даже после провала Дарданелльской операции, который привел к его отставке, он отправился в действующую армию во Фландрию.

Конец войны он встречает в должности министра военного снабжения, а затем становится министром авиации.

Как только погасли последние всполохи войны Черчилль возвращается к политической карьере и уже в 1924-ом году становится министром финансов, пройдя в парламент от Консервативной партии.
Политическая карьера Черчилля это череда невероятных побед и поражений.

В 1937 году консерваторы сумели добиться перевеса на выборах, и премьер-министром стал Невилл Чемберлен. В отношениях с гитлеровской Германией, Италией Муссолини и Испанией Франко Чемберлен предпочитал проводить «политику умиротворения», но Черчилль пристально следил за ситуацией в Германии и понимал всю опасность решения Чемберлена.

Кадр из фильма «Темные времена»

Когда Чемберлен подписал Мюнхенское соглашение, Черчилль даже на какое-то время ушел в отставку. Именно тогда он сказал впоследствии ставшие знаменитыми слова: «У вас был выбор между войной и бесчестьем. Вы выбрали бесчестье, теперь вы получите войну».

Англия вступила в войну 3 сентября 1939 года, через два дня после нападения Германии на Польшу. В это время Черчиллю предложили вернуться на пост министра морского флота. Назначение Черчилля было встречено с восторгом всеми британцами, а военные суда Великобритании, если верить легенде, обменялись сообщением с текстом: «Уинстон вернулся».

Спустя несколько месяцев, когда пали Скандинавия и Франция, а Великобритания оказалась один на один с Гитлером, Черчилль занял пост премьер-министра.

Он сумел в считанные месяцы превратить Великобританию в отлично сформированную армейскую машину, способную не только держать оборону, но и наносить удары. Так создание боевой авиации, перехватившей у Германии власть над небом Европы, бесспорно, достижение премьера.

Черчилль неоднократно пересекал Атлантику для встреч с президентом США Франклином Рузвельтом, а в августе 1942 года и октябре 1944 года встречался в Москве со Сталиным. Именно ему мы обязаны созданию антигитлеровской коалиции.

Его жена Климентина приезжала в СССР весной 1945-го года. Помимо Москвы она посетила Сталинград, Ростов на Дону, Курск, Одессу, Кисловодск, а также Крым. Клементина была награждена орденом Трудового Красного Знамени «за выдающиеся заслуги в проведении общественных мероприятий по сбору средств в Англии для оказания медицинской помощи Красной армии».

В 1945 году, выйдя в отставку после победы лейбористов, Черчилль не прекратил активной политической деятельности и в 1951 вновь занял пост премьер-министра. Покинув пост по состоянию здоровья в апреле 1955 года, Черчилль еще десять лет оставался членом парламента.

Уинстон Черчилль – автор многих книг историко-мемуарного жанра: «Мировой кризис, 1916-1918», шеститомная «семейная» эпопея «Жизнь Мальборо», шеститомный труд «Вторая мировая война», четырехтомная «Историю англоговорящих народов» и др. Его литературное наследие составляет более 40 томов.

В 1953 году Черчиллю была присуждена Нобелевская премия по литературе.

В том же году королева Елизавета II наградила его высшим орденом Великобритании – орденом Подвязки. В 1963 году он стал почетным гражданином США.

24 января 1965 года Уинстон Черчилль скончался в Лондоне. В 1973 году на Парламентской площади в Лондоне был установлен памятник Уинстону Черчиллю. В 1998 году памятник Черчиллю был открыт в Париже на Елисейских полях.

В 2005 году в Лондоне в подвале здания Уайтхолла, бывшем секретном штабе британского правительства времен Второй мировой войны, был открыт музей Черчилля Churchill War Rooms.

Источник: https://www.bragazeta.ru/world/2815334/

Сувенир для леди Черчилль

Что делала жена английского премьер-министра в СССР в мае 1945 года? Александр Горянин

«Российская газета» — 06.05.2011

Самая великая война в истории человечества оставила после себя множество великих загадок. Наряду с ними остались и тысячи загадок поменьше.

Одна из них такова: почему жена английского премьер-министра Черчилля провела в СССР полтора месяца в самом конце войны? Она прибыла в СССР 2 апреля 1945 года и покинула нашу страну через несколько дней после Победы. Чем объяснить столь странно долгий визит?

Но сначала несколько слов об этой чете. Уинстон и Клементина Черчилль прожили вместе 57 лет, родив пятерых детей. Это была одна из самых идеальных супружеских пар в анналах английской аристократии.

Говорят, за каждым успешным мужчиной стоит любящая женщина. Женщина, которая поддерживает своего мужчину, помогает ему, верит в него, служит ему опорой и надежным тылом. Кое-кто идет дальше, утверждая: успешный муж — это на три четверти заслуга жены.

Правда, Уинстон женился на Клементине, уже будучи вполне успешным: на момент их бракосочетания он был министром торговли. Ему было 34 года, новобрачной — 23. Она имела собственные убеждения и принадлежала, в отличие от консерватора-мужа, к либеральному лагерю.

Влияла ли она на мужа как на политика?

Нет никаких сомнений, хотя об этом можно судить лишь по косвенным признакам. Они написали друг другу тысячи писем, и часть из них опубликована. Те из них, где она дает ему прямые политические советы, видимо, упрятаны до времени.

Тем не менее в многотомную официальную биографию Черчилля все же просочились политические пассажи (надо полагать, наименее категоричные). Так, в феврале 1921 года Клементина пишет мужу: «Я чувствую себя такой несчастной и разочарованной всякий раз, когда ты прибегаешь к грубой силе, тактике фрицев, полагая, что она принесет успех».

Речь идет о кровавом усмирении Ирландии, чем занималось в то время военное ведомство во главе с Черчиллем. Клементина считала, что реки крови льются зря, Ирландии все равно придется предоставить независимость. Вряд ли ее мнение что-то решило в данном вопросе, но уже через несколько недель было принято судьбоносное решение о начале переговоров с ирландскими националистами.

Была ли она умной женщиной? Интеллектуальный уровень Клементины хорошо отражает запись, которую она сделала в книге посетителей Дома-музея Чехова в Ялте в 1945 году:

«В этом небольшом интимном доме любовно собраны земные реликвии Гения.

Исчезает время и пространство, и я представляю, что узнала его… Мысленно я переношусь в Лондон, в переполненный театр, где публика ловит каждую фразу и обдумывает каждую модуляцию смысла.

Так на мгновенье отступают на задний план страшные конвульсии человечества, и мы находимся в присутствии Мысли и власти Ума над Материей…»

Эта запись — не просто дань учтивости. Она не оставляет сомнений, что ее автор бывала на представлениях пьес Чехова (весьма любимого англичанами).

После нападения Гитлера на СССР жена английского премьера создала Фонд помощи России Британского Красного Креста и Ордена св. Иоанна Иерусалимского и в течение семи лет возглавляла его.

Клементина сама внесла в фонд первый взнос и побудила сделать это всех членов правительства ее мужа. В сентябре 1941 года она обратилась с воззванием к английской общественности поддержать СССР. В нем, в частности, говорилось:

«В нашей стране нет ни одного человека, который не был бы до глубины души взволнован ужасной драмой, происходящей сейчас в России. Мы поражены мощью русского сопротивления».

Как она сама писала позже, отклик на ее призыв «был мгновенный и невиданный по силе. Сначала мы поставили целью собрать миллион (на нынешние деньги — близко к ста миллионам) фунтов, хотя тогда это казалось немного нереальным. Не прошло и нескольких месяцев, как первоначальная цель была достигнута».

Всего же за годы своей работы Фонд помощи России осуществил поставки в СССР на сумму примерно 8 миллионов фунтов стерлингов. Он помогал СССР лекарствами, оборудованием для госпиталей, хирургическими инструментами, рентгеновскими установками, продуктами питания, одеждой, одеялами, протезами для инвалидов и многим другим.

Сразу было поставлено жесткое условие: никакого «неликвида», некачественного или просроченного товара, никакого «секонд-хенда» в СССР не отправлять (хотя в саму Великобританию посылки с поношенными вещами из дружественных стран поступали).

Уинстон Черчилль в шутку жаловался послу СССР Ивану Михайловичу Майскому, что его супруга быстро «советизировалась», и даже рекомендовал Майскому «принять ее в какой-нибудь советский совет». Жена посла, Агнесса Майская, завела с Клементиной приятельские отношения и часто наведывалась к ней с дополнительными списками заявок.

В 1944 году, во время второго визита Уинстона Черчилля в Москву, Сталин передал для госпожи Черчилль подарок, вазу «Рулевой на ладье». Говорят, сюжет был подобран со смыслом. Не исключено, что в Кремле каким-то образом стало известно содержание телеграммы, которую незадолго до этого находившийся в Каире Черчилль получил от Рузвельта.

Президент США, услышав о приезде Клементины в Каир к мужу, телеграфировал: «Сердечный привет Клемми! Я успокоился, узнав, что при Вас теперь Ваш рулевой».

Ближе к концу войны Клементина Черчилль высказала пожелание, чтобы в СССР появился объект, символизирующий солидарность двух стран в годы войны.

Решили, что это должен быть госпиталь, который британская сторона оснастит всем необходимым. Два госпиталя, по 750 коек каждый, появились в Ростове-на-Дону. Об этом ныне напоминает мемориальная доска.

Госпитали были полностью оснащены британской аппаратурой, мебелью, инструментами.

Фондом помощи России была также полностью оборудована восстановленная областная больница в Сталинграде. Помимо чисто медицинского оборудования было поставлено также все без исключения: линолеум, сантехника, отделочные материалы, швейные машинки, телефонные аппараты, дверные звонки, письменные столы, прачечное и кухонное оборудование, халаты, санитарные машины и так далее.

По ценам того времени все это вместе взятое стоило 400 тыс. фунтов стерлингов.

2 апреля 1945 года Клементина Черчилль прибыла в СССР, где провела, как уже было сказано, полтора месяца. Это наводит на мысль, что помимо представительской роли она выполняла еще какие-то поручения мужа. У нее состоялась по меньшей мере одна личная встреча со Сталиным, 6 апреля. Или не одна. Но об этом позже.

Клементина посетила послеблокадный Ленинград, разрушенный Сталинград, Ростов-на-Дону, Одессу, Кисловодск, Пятигорск и Крым, где она оставила процитированную запись в книге посетителей в Доме-музее Чехова. Она побывала во многих госпиталях, говорила с ранеными.

Читайте также:  Загадка о садовнике

7 мая в Кремле леди Черчилль был вручен орден Трудового Красного Знамени с формулировкой «за выдающиеся заслуги в проведении общественных мероприятий по сбору средств в Англии для оказания помощи Красной армии».

День Победы она встретила в Москве и 9 мая выступила по московскому радио, озвучив послание Уинстона Черчилля, в котором среди прочего говорилось: «Я твердо убежден, что от дружбы и взаимопонимания между британским и российским народами зависит будущее человечества».

Ни более ни менее. 11 мая леди Черчилль написала Сталину письмо, в котором среди прочего говорилось: «Считаю себя счастливой, находясь в Вашей стране в эти дни Победы».

Вплоть до лета 1948 года Фонд помощи России продолжал выполнять свои обязательства по заключенным соглашениям о поставках. За это он не раз подвергался резкой критике в прессе: уже шла «холодная война».

Клементина до последнего защищала свое «русское детище» — ведь она своими глазами видела, что принесло Советскому Союзу гитлеровское нашествие. Об этом она рассказала в книге «Мое посещение России». Ее стоило бы перевести на русский.

Впрочем, даже в этой книге отсутствует прямой ответ на вопрос, почему поездка жены английского премьера по СССР была гораздо более долгой, чем требовала протокольная или какая-то иная вежливость. Известно, что из своего путешествия миссис Черчилль регулярно писала мужу о своих впечатлениях о «великой стране» и, как говорится, докладывала обстановку.

Разумеется, Черчилль хотел понять, насколько сильно СССР пострадал от войны, но у него были для этого куда более надежные и профессиональные источники.

8 апреля прошлого года в Москве для участия в международной конференции «Победа над фашизмом в 1945 году: ее значение для народов СНГ и мира» побывала Селия Сандис, внучка Уинстона Черчилля. По ее словам, Клементина Черчилль «встречалась с маршалом Сталиным несколько раз».

То есть не один известный раз 6 апреля 1945 года. Хотя никаких политических подробностей госпожа Сандис не добавила (скорее всего, она их и не знает), она оживила свой рассказ двумя-тремя подробностями. Оказывается, ее бабка подарила Сталину ручку с золотым пером, но тот, поблагодарив, сказал, что пишет только карандашом, и преподнес в ответ кольцо с большим бриллиантом.

Со слов деда Селия Сандис рассказала также, что нацисты пытались подстроить отравление тройки лидеров в Тегеране в день рождения Черчилля, 30 ноября 1943 года. Как позже выяснилось, яд для Черчилля планировалось добавить в минеральную воду. «Они не знали, что мой дед вообще не пьет воду, кроме той содовой, которую добавлял в свой любимый виски».

Итак, тайна визита Клементины, одна из тысяч тайн войны, осталась пока нераскрытой.

Как уже было сказано, английский Фонд помощи России, возглавлявшийся Клементиной Черчилль, продолжал действовать до лета 1948 года, то есть более двух лет после того, как ее муж произнес свою знаменитую «Фултонскую речь», которую считают (сильно упрощая дело) сигналом к началу «холодной войны». Из этой речи всегда цитируют один и тот же отрывок, а я приведу, без комментариев, другие, которые почти не цитируют.

«У нас имеется заключенный на 20 лет договор о сотрудничестве и взаимной помощи с Россией.

Я согласен, что этот договор может быть заключен и на 50 лет… Я глубоко восхищаюсь и чту доблестный русский народ и моего товарища военного времени маршала Сталина.

В Англии — я не сомневаюсь, что и здесь тоже, — питают глубокое сочувствие и добрую волю ко всем народам России и решимость преодолеть многочисленные разногласия и срывы во имя установления прочной дружбы.

Мы понимаем, что России необходимо обеспечить безопасность своих западных границ от возможного возобновления германской агрессии. Мы рады видеть ее на своем законном месте среди ведущих мировых держав. Мы приветствуем ее флаг на морях».

Уж не Клементина ли настояла на том, чтобы наряду со словами о «железном занавесе», разделившем Европу, в речи были и эти слова? Мы это никогда не узнаем.

…А подаренное Клементине кольцо с бриллиантом недавно у ее внучки кто-то украл.

А.Горянин

Источник: http://www.klaipeda1945.org/istoriya/suvenir-dlya-ledi-cherchillj/

Клементина Черчилль. Как не надоесть мужу за полвека?

Она родилась 1 апреля 1885 года и была младше Уинстона на 11 лет. Клементина свободно говорила на немецком и французском языках, обладала острым умом и тонким чувством юмора, интересовалась политикой. Семья была небогата, и Клементина давала уроки французского. Но в свои 23 года девушка была ещё и переборчива, она разрушила три помолвки.

А Черчилль в это время, уже немного остепенившийся, видимо, решил, что пришло время жениться. Но Уинстон был из тех людей, чьи недостатки были видны сразу, а достоинства обнаруживались несколько позднее.

И хотя жизненный опыт у него был уже богатый, с женщинами Уинстон был медведь медведем: ни тебе красивых ухаживаний, ни тебе комплиментов. Он был, прежде всего, воин и слишком прямолинеен, чтобы числиться джентльменом. И за два последних года он уже получил три отказа.

Кроме того, невесты понимали, что главной женщиной для претендента будет её величество Политика.

Не будем ворошить прошлое тех несчастных, что не смогли разглядеть в своенравном и тщеславном кавалере такую прекрасную партию.

Да и в очередной раз Черчилль едва не оплошал, чуть было не сменял Клементину на ванну. Дело в том, что его пригласили на приём к одной леди, которая десять лет назад помогла молодому лейтенанту войти в состав суданской экспедиции. Благодаря тому, что секретарь пристыдил своего шефа, Уинстон попал на приём к леди Сент-Хелье, которая оказалась тёткой Клементины.

Племянница, пишут, тоже не хотела присутствовать на приёме, так как у неё не было модного платья. Но небо распорядилось — и они встретились! Это произошло в марте 1908 года. Оказывается, судьба их уже сводила четыре года назад на одном балу, но так как Черчилль ещё не умел танцевать, красавицу у него увёл проворный кавалер.

Уже в августе этого же года он сделал Клементине предложение. Жених для того времени был очень экстравагантный и своеобразный, а посему Клементина опять чуть не отказала! Но всё-таки 15 августа 1908 года заместитель министра Черчилль объявил о своей свадьбе.

Высший свет вынес резюме: данный брак продлится полгода, не больше, и брак распадётся потому, что Черчилль не создан для семейной жизни.

Но вышло по-другому: они прожили 57 лет в любви и верности!

Рой Дженкинс писал: «Просто феноменально, что Уинстон и Клементина — эти отпрыски ветреных дам — создали один из самых знаменитых в мировой истории брачных союзов, известный как своим счастьем, так и своей верностью».

Биографы Черчилля пишут, что ему частенько везло, но больше всего ему повезло с женой!

И началась семейная жизнь. Что он только не вытворял: писал книги, учился водить самолёт, проводил ночи напролёт в казино, проигрывая и отыгрывая назад состояния, руководил политической жизнью страны, выпивал непомерное количество виски, курил без конца гаванские сигары, уплетал килограммовые блюда!

Но Клементина не старалась обуздывать мужа, исправлять его недостатки и переделывать характер, как это бы пыталась делать менее умная женщина. Она принимала его таким, каким он был.

Бескомпромиссный и упрямый политик около жены становился кротким юношей. А она стала для него соратником, первым советчиком и верным другом. Ей было с ним нелегко, но никогда не было скучно.

Черчилль много говорил, никогда никого не слушая и даже не слыша. Она нашла прекрасный способ общения с ним. Жена писала мужу письма. Всего было написано 1700 писем и открыток. А их младшая дочь Мари издала потом эти строки любви.

Надо ещё сказать, что жена была жаворонок, а муж сова. Отчасти поэтому они никогда вместе не завтракали. Черчилль как-то сказал, что совместные завтраки — это испытание, которое не может выдержать ни один семейный союз. Отдыхали они чаще всего врозь: она любила тропики, а он предпочитал экстрим.

Складывается впечатление, что мудрая жена не мельтешила перед глазами мужа, не перекраивала его на свой лад, но всегда была рядом, когда ему этого хотелось.

А в доме, справедливости ради надо сказать, очень часто раздавалось его призывное: «Клемми!» Кстати, спали они тоже в разных спальнях.

Однажды, выступая перед оксфордскими студентками, Клементина сказала: «Никогда не заставляйте мужей соглашаться с вами. Вы добьётесь большего, продолжая спокойно придерживаться своих убеждений, и через какое-то время увидите, как ваш супруг незаметно придёт к выводу, что вы правы».

Они погружались в кризисы, становились бедными и вновь богатели, но их союз никогда не подвергался сомнению, а их духовная близость с годами только крепла.

В сентябре 1941 года Клементина обратилась с воззванием к англичанам о поддержке СССР:
«Мы поражены мощью русского сопротивления!» С 1941 по 1946 годы она как президент «Фонда Красного Креста помощи России» внесла первый взнос, а затем это сделали члены правительства её мужа.

На первых порах Фонд помощи России планировал собрать 1 миллион, но удалось собрать во много раз больше: примерно 8 миллионов фунтов стерлингов. Никакого «неликвида» или секонд-хенда, всё только качественное и самое необходимое: оборудование для госпиталей, продовольствие, одежда, протезы для инвалидов.

Перед самой победой Клементина целых полтора месяца, с 2 апреля и по середину мая, была в Советском Союзе. Она посетила многие города — в частности, Ленинград, Сталинград, Одессу, Ростов-на-Дону. Была и в доме-музее А. П. Чехова в Ялте.

Встретив день Победы в Москве, Клементина выступила по московскому радио с открытым посланием Уинстона Черчилля. За свою деятельность по оказанию помощи нашей стране Клементина была награждена Орденом Трудового Красного Знамени. Встречалась она и со Сталиным, который подарил ей золотое кольцо с бриллиантом.

До сих пор историки недоумевают, зачем Клементина так долго была в Советском Союзе. После войны Уинстон Черчилль опубликовал шеститомный труд о Второй мировой войне, за который в 1953 году был удостоен Нобелевской премии.

Допускаю, что Черчилль, чтобы не погрешить против истины, поручил жене посмотреть на последствия войны своими глазами, ибо Уинстон никому в жизни не доверял больше, чем ей. Она, конечно, не собирала факты: это делали другие, но её мнение для премьер-министра было всегда решающим.

После смерти мужа Клементина стала членом палаты лордов и пожизненным пэром в качестве баронессы Спенсер-Черчилль-Чартвелльской. Умерла эта удивительная женщина 12 декабря 1977 года, прожив 92 года.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/biographies/articles/48973/

Орден Трудового Красного Знамени

В декабре 1920 года в Москве состоялся восьмой Съезд Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов. Повестка дня съезда включала в себя вопросы, связанные с проблемами восстановления, обновления и развития хозяйства страны, разрушенного за годы Гражданской войны.

На съезде было принято решение о поощрении граждан, проявивших особую активность, самоотверженность и трудолюбие при решении различных хозяйственных задач в ходе развития и модернизации экономики молодого советского государства.

С этой целью Съезд Советов учредил орден «Трудовое Красное Знамя» РСФСР.

В системе наград Советского государства это была вторая, после «Красного знамени», награда, учрежденная большевиками в период до 1941 г.. Однако учреждение не стало началом его истории, как действительно существующей награды. Дело в том, что постановление об учреждении в 1920 г. уже было, а самого ордена пока нет.

Конкурс на лучший эскиз знака был объявлен в апреле 1921 г. Тогда же ВЦИК принял Декрет, в котором утверждался порядок награждения. Итоги конкурса стали известны лишь в марте 1922 года. Лучшим был признан эскиз знака, созданный красноармейцем Куклинским С. И..

Официальное учреждение состоялось третьего марта 1922 года, а Куклинский был направлен, как руководитель процесса изготовления знака, на Московский платиновый завод.

В дальнейшем внешний вид знака неоднократно изменялись. В 1928 г. автором эскиза стал художник Куприянов В. К. , а в 1935 г. – медальер Голенецкий В. В.. Последний раз статут редактировался в марте 1980 года.

Читайте также:  Где находится государство окусси-амбено

Согласно порядку награждения, утвержденному весной 1921 г.

, орден «Трудовое Красное Знамя» мог быть вручен как отдельному человеку, так и коллективу трудящихся за трудовые заслуги в самых различных областях народного хозяйства.

В числе первых награжденных, в апреле 1921 года, были коллективы Тульских оружейного и патронного заводов, а также заводы по изготовлению капсюлей к патронам – Охтинский и Шосткинский.

Самым первым, индивидуально награжденным, стал Никита Менчуков, крестьянин из Гомельской губернии. Он вручную разобрал ледяной затор возле Чигиринского моста, имевшего военное значение, чем спас его от разрушения. Награждение состоялось в июле 1921 г.

В списке первых награжденных значатся не только сугубо гражданские лица и организации. Есть там и военные части и подразделения.

Орденом Трудовое Красное Знамя были награждены несколько воинских частей на Дальнем Востоке, активно участвовавших в борьбе с наводнением и его последствиями на реке Амур.

В 1928 году был учрежден новый орден Трудового Красного Знамени СССР. После его учреждения все награждения предыдущим знаком должны были быть прекращены.

Но есть данные о том, что награждения все же производились до 1933 г. Знаком образца 1921 г. было награждено свыше сорока различных трудовых коллектива, и более ста человек награждено индивидуально.

Однако эти данные еще требуют более детального изучения, для того, чтобы быть окончательно утвержденными.

В статуте  Трудового Красного Знамени СССР более детально прописаны критерии награждения. Согласно статуту от 1928 г.

могут быть награждены граждане Советского Союза, а также: предприятия, учреждения и организации, осуществляющие свою деятельность на территории СССР; административные единицы в составе Советского государства.

В числе награжденных могут быть иностранные граждане, иностранные предприятия и организации, а также населенные пункты иностранных государств.

Орден вручается за трудовые заслуги перед Советским государством во всех областях и сферах трудовой, научной, государственной и иной деятельности, а именно: за различные достижения в сфере развития промышленности, сельского хозяйства, науки, образования, здравоохранения, культуры и спорта. То есть, любые действия, направленные на улучшение, усовершенствование, развитие государства, подлежали награждению знаком Трудового Красного Знамени.

Данный орден является, пожалуй, одной из самых массовых наград Советского Союза, которыми награждали различные предприятия и организации. Особенно много таковых было награждено в послевоенный период.

Среди награжденных Московский горный институт, Ленинградское объединение «Светлана», киностудия «Ленфильм» и многие другие.

Из числа награжденных иностранных граждан следует отметить секретаря Посольства Великобритании в СССР Бирса Артура Герберта за его активную и плодотворную работу во время Тегеранской конференции в 1943 году.

Всего, за годы его существования, было произведено свыше миллиона награждений. Последним, из числа награжденных орденом Трудового Красного Знамени, стал Шароев И. Г. за заслуги в области культуры и искусства. Награждение состоялось в декабре 1991 года.

Изготовлен из серебра с использованием позолоты и красной эмали. Основная деталь выполнена из серебра в виде большой шестеренки. Знамя и треугольник на аверсе этой детали покрыты красной эмалью. Вторая деталь — это позолоченные серебряные серп и молот, прикрепленные к основной детали при помощи двух заклепок.

Третья деталь — серебряное разрезное кольцо, припаянное вместе с винтом в центре реверса для увеличения прочности крепления винта. Четвертая деталь — серебряный винт, припаянный к основанию в центре реверса. Диаметр винта больший, чем у более поздних типов  — 5 мм и также больший шаг резьбы винта. На реверсе  — круглое углубление.

Клеймо «МОНДВОР» вогнутое, проштампованное рельефными буквами, расположено ниже основания винта. Порядковый номер выбит в нижней части реверса на плоской площадке. Гайка крепления у ранних экземпляров имеет диаметр 28 мм, а у более поздних — 32 мм.

Орденом Трудового Красного знамени первого типа произведено чуть больше 2000 награждений. — 2748.

В 1936 году был изменен внешний вид. Основные детали сохранились, но было изменено их взаимное расположение. Знак стал овальным. Надпись «Пролетарии всех стран, соединяйтесь» переместилась с красного эмалевого знамени на шестерню.

Новый рисунок аверса сохранялся практически без изменений вплоть до 1991 года. Нумерация знаков была продолжена. В некоторых случаях при замене первого типа на новый на реверсе ставился номер старого знака.

С учреждением знака нового образца 11 июня 1936 года все республиканские трудовые награды были упразднены.

Источник: http://ordenrf.ru/su/orden-trudovogo-krasnogo-znameni.php

Читать «Воспоминания советского дипломата (1925-1945 годы)»

Должно быть, с детства во мне жил историк, потому что уже на школьной скамье я очень интересовался прошлым нашего народа. В юности я любил читать мемуары, считая, что каждый человек является в большей или меньшей степени отражением своей эпохи. Чем интереснее эта эпоха и чем активнее этот человек, тем ценнее его мемуары для будущего исследователя нашего времени.

Эпоха, в которой мне пришлось жить, исключительно интересна, и так как я старался всегда жить не обывателем, а бойцом, то уже очень давно я подумывал о том, чтобы написать воспоминания о виденном и пережитом.

Я не очень торопился с реализацией своего намерения, ибо считал, что сначала нужно накопить для этого достаточно жизненного материала.

Сверх того мысль об услуге будущему историку — гипотетическому и мне совершенно незнакомому — была слишком абстрактна для того, чтобы придавать подобной работе характер срочности, поэтому лет до пятидесяти я, увлекался другими жанрами литературной работы, особенно публицистикой и журналистикой.

Но примерно с начала 40-х годов нашего века я несколько изменил свое отношение к этому вопросу. В то время я был советским послом в Англии. По условиям и обязанностям моей работы мне пришлось близко соприкоснуться с миром международной дипломатии.

При этом я не мог не заметить, что на книжных рынках капиталистических стран ежемесячно появляется огромное количество мемуаров видных политических деятелей, министров, дипломатов и т.д., большая часть которых в той или иной мере проникнута антисоветским духом.

Такой систематический мемуарный обстрел СССР (и прежде всего его внешней политики) оказывал и оказывает несомненное влияние на широкие круги западного общественного мнения, ибо мемуарную литературу там очень любят, ее читают и перечитывают.

Мне стало ясно, что лучшей контрмерой с нашей стороны было бы опубликование советских мемуарных произведений аналогичного характера. К сожалению, в те годы таких произведений в СССР было очень мало.

Когда в 1943 г. партия перебросила меня из Лондона в Москву для работы в центральном аппарате Народного комиссариата иностранных дел, я решил опубликовать свои воспоминания. Первым шагом в этом направлении было появление в 1944 г.

небольшой книжки «Перед бурей», посвященной моему детству и ранней юности, прошедшим в Омске.

Но основной целью я считал опубликование дипломатических воспоминаний, которые были бы моим вкладом в борьбу против извращений и фальсификаций западной мемуаристики в отношении СССР, особенно в отношении советской внешней политики.

Это было уже дело срочное, неотложное, и начиная с конца 40-х годов я занялся дипломатическими воспоминаниями. Тогда же, несколько изменив метод своей работы, я решил перейти к методу выборно-тематическому, т.е. сначала написать воспоминания о наиболее важных и интересных исторически и политически периодах моей дипломатической работы.

В 1960 г. мне удалось издать мои первые дипломатические мемуары. Это была маленькая книжка в 8 авторских листов, которую опубликовало издательство Института международных отношений под заглавием «Воспоминания советского посла в Англии».

Она представляла лишь небольшую часть моих дипломатических мемуаров и была целиком посвящена борьбе за Временное англо-советское торговое соглашение 1934 г. (несмотря на свое наименование, это соглашение остается в силе и по сей день).

В течение 1960–1970 гг. различными издательствами было опубликовано несколько моих работ, относящихся главным образом к моей деятельности в качестве посла СССР в Англии (1932–1943). Важнейшая из них — «Воспоминания советского посла», выпущенная в трех томах издательством «Наука» в 1964–1965 гг. в связи с моим 80-летием.

Поскольку одной из основных целей моих мемуаров является разоблачение западных фальсификаций советской внешней политики, большим удовлетворением для меня служит тот факт, что почти все мои дипломатические воспоминания полностью или частично переведены на 14 иностранных языков и изданы в США, Англии, Франции, ГДР, Италии, Японии и других странах. Иными словами, они непосредственно доходят до зарубежного читателя.

В отличие от прошлых изданий, данная книга содержит воспоминания только дипломатического характера, некоторые из них публикуются впервые. Хочу надеяться, что эта книга окажется полезной в борьбе против западных фальсификаторов советской внешней политики.

В начале мая 1925 г. я приехал в Лондон в качестве советника нашего полпредства по делам печати.

Провожая меня к новому месту работы, M.М.Литвинов, заместитель наркома иностранных дел Г.В.Чичерина по странам Запада, говорил:

— Мы очень нуждаемся сейчас в дипломатических работниках в Англии.

Думаю, вы для этого подходите: провели в Лондоне пять лет в эмиграции, владеете английским языком, знаете англичан, знакомы с их историей, культурой, нравами, политикой, экономикой[1]… Не хватает только практического опыта дипломатической работы в Англии. Пора вам начинать обучаться этой науке. Жду, что вы не ударите в грязь лицом.

Я слушал Максима Максимовича и про себя думал: «Постараюсь… Будущее покажет».

На вокзале в Лондоне нас с женой встретили товарищи из полпредства, в том числе завхоз полпредства, милейший товарищ Ешуков, который немедленно же устроил нас в одном из ближайших отелей.

Примерно неделю спустя тот же Ешуков перевез нас на временную квартиру ближе к центру города. Квартира эта была снята для Василия Шмидта, тогдашнего наркома труда, который был послан в Англию в длительную командировку.

Шмидта отозвали в Москву раньше срока, и Ешуков решил не терять заплаченные вперед деньги — квартиру Шмидта передали нам с женой. Мы не возражали.

Квартира состояла из двух больших почти роскошно меблированных комнат, остался там и слуга. Это был мужчина средних лет, мрачного вида, всегда в черном, который отличался одной особенностью: он был глухонемой.

Когда он входил в наши комнаты и начинал молча ловко убирать, вам всегда становилось как-то не по себе. На память невольно приходил командор на пушкинского «Дон-Жуана», и мы спешили хоть на время покинуть нашу квартиру.

Однажды мне пришла в голову мысль: «А может быть, наш мрачный слуга — агент Скотланд-ярда и

Пропущены страницы 6–7

иного стиля, специальная оранжерея для знаменитой Викториа региа. Вы входили, и перед вашими глазами открывалось довольно большое озерко, а посредине его один-единственный, но такой царственно-великолепный цветок.

Здесь были десятки озер, прудов, водоемов, речек, ручьев, а на них стаи величественных лебедей, красные пеликаны, цапли, стоящие на одной ноге, выводки громко крякающих уток. Здесь были аллеи рододендронов, поля тюльпанов, голубых колокольчиков. Здесь была высокая красная пагода, возносящая свою резную главу над всем этим неистовством мировой флоры.

Под деревьями и среди цветов Кью гарденс бегали дети, а на скамейках и стульях устраивались старики, ищущие отдыха и спокойствия… Мы с женой в свободные часы часто посещали Ботанический сад.

После установления между СССР и Великобританией дипломатических отношений (1 февраля 1924 г.) мы получили бывшее здание царского посольства с адресом Chesham House, Chesham Place, W. Это был огромный 6-этажный особняк, выходивший на Чешем-плэйс.

Вход в дом, однако, находился на перпендикулярной к Чешем-плэйс улице Лойал-стрит и вел в небольшой закрытый двор, в который от главного здания отходило одноэтажное крыло. В этом крыле — я хорошо помнил — в апреле 1917 г., сразу после Февральской революции, советник царского посольства К.Н.

Набоков, выполнявший тогда обязанности поверенного в делах, принимал Г.В.Чичерина и меня, явившихся к нему для переговоров о репатриации политических эмигрантов в Россию. Теперь, восемь лет спустя, «хозяином» здесь стал я, ибо как раз в названном крыле помещался отдел печати полпредства.

Сравнительно небольшая часть крыла была отведена под генеральное консульство. Оно играло в те дни весьма скромную роль, так как при тогдашнем состоянии англо-советских отношений у него было очень мало дел.

Источник: http://litlife.club/br/?b=234219&p=191

Ссылка на основную публикацию