Врет, как сивый мерин

Васька врет как сивый мерин

Вася-диабет (далее – голосом Глеба Жеглова из знаменитого фильма «Место встречи изменить нельзя»: он же – Вася-пидарас, он же – Вася-жопок, он же – Васька-коммуняка, он же – вредный старикашка) попытался приписать мне стишок, взятый отсюда http://evolution-march.livejournal.com/1102199.html .

Стишок в авторской версии имеет название «Коллективный Березовский» и опубликован в прозаическом обрамлении, направленном скорее даже не против Березовского, а против Лимонова, в чем несложно убедиться, заглянув по ссылке.

В моей ПЕРЕПЕЧАТКЕ стишка (см. предыдущий пост) этой ссылки не было. Но желающий не врать, а говорить правду, сам легко мог бы найти первоисточник. На что уходит где-то секунд 20, а то и меньше. Но это, повторяюсь, при желании не врать.

У Васи, когда он сочиняет очередную халтурку, в частности, обзоры местной блогосферы, за что он взялся с рвением пенсионера, коему совершенно не хрен делать, подобное желание вряд ли присутствует. Ему бы ляпнуть чего-нибудь понелепее. Что, надо заметить, у Васи получается неплохо и постоянно.

А если б Вася заглянул в первоисточник, он увидел бы, что этот первоисточник опубликован утром 24 марта, а моя перепечатка – вечером этого же дня.

Хотя, вдруг я подумал: может и заглянул Вася в первоисточник, но жажда врать была сильнее его. Да и, не соврав, как порассуждаешь о качествах оппонента (моих, стало, быть)? И как, наконец, процитируешь то, что так хотелось Васе процитировать? И он процитировал из всех им приписываемых мне строк неизвестного сочинителя две самые впечатлившие его строки:

«Эдичка в педрильном раже

Аж у трупа отсосал…».

Цитируя, Вася, конечно, не думал, что цитата его получится, как оговорка по Фрейду.

Как известно, несмотря на кажущуюся нелепость и невинность оговорок, Фрейд отказывал им в тривиальности, трактуя их (далее – цитата из соответствующей статьи в Википедии) «как значимое в психологическом плане явление – внешнее проявление неразрешенных бессознательных конфликтов и вытесненных желаний».

<\p>

О каких вытесненных желаниях Васи может идти речь в связи с процитированными им строками из стишка неизвестного автора? Полагаю, долго тут рассуждать нет необходимости. Просто надо знать одну из его кличек: Вася-пидарас.

Ну, и не откажу себе в удовольствии привести еще одну цитату из Википедии . На сей раз – о вынесенном в заголовок этой заметки фразеологическом обороте.

Вот что говорит о нем Википедия: «Врать как сивый мерин, врёт как сивый мерин – фразеологический оборот, означающий наглую, беззастенчивую ложь. Есть несколько версий происхождения оборота. Слово врать в прошлом имело значение «болтать, пустословить, нести вздор».

Слово сивый (светло-серый, седой) означало старость животного, понятия конь сив, мерин сив в исторических памятниках нередки. Сивый мерин в переносном смысле – престарелый мужчина.

Таким образом, выражение обозначало заговаривающегося от старости, несущего докучливый вздор. Как вариант, оно могло означать того, кто бахвалится уже ушедшими от старости силами.

Другая версия восходит к представлениям крестьян к сивому мерину, тот по поверьям «врал», то есть неверно прокладывал, ошибался при прокладке борозды, и крестьяне избегали на сивом мерине делать борозду».

Ну, в общем, Вася, ты узнал себя: престарелый мужчина (хотя применительно к тебе слово «мужчина» – небесспорно), несущий докучливый вздор. И борозду делать тебе уже не доверят…

Оригинал взят у vas_pop в На смерть олигарха

Источник: https://iosifkuralov.livejournal.com/113265.html

Врет, как сивый мерин

Врет, как сивый мерин

http://i-fakt.ru/vret-kak-sivyj-merin/

Известные в народе фразеологизмы иногда бывает весьма сложно интерпретировать, и выражение «врет, как сивый мерин» не является исключением.

Непосвященному в тонкости древне-русского наречия человеку проблематично объяснить, как мерин (в простом понимании — кастрированный жеребец) может врать, почему он именно сивый, и не серый или бурый, и так далее.

Многие опытные знатоки-филологи утверждают, что возникновение фразы связано с грубой ошибкой, которая исковеркала ее значение. Но так ли это на самом деле?

Сам Даль утверждал, что слово «врет», включенное в фразеологизм, здесь применяется неверно. Оно пришло на замену слова «прет», которое более оптимально подходит к обозначению какого-либо действия, совершаемого животным. Изначально мерины славились своей выносливостью и силой, что позволяло их использовать в сельском хозяйстве для обработки частных земельных участков.

Молодые самцы выполняли работу правильно и четко следовали командам, но более старые мерины из-за ухудшения состояния здоровья делали борозду кривой. Именно поэтому раньше говорилось «прет, как сивый мерин», что означало совершение грубых ошибок во время выполнения работы.

Конечно, данную фразу весьма сложно отнести к ее более современному аналогу, но именно о такой ошибке и утверждает знаменитый русский писатель.

Второе толкование происхождения фразеологизма основано на одном человеке, жившем несколько столетий назад. Его звали Сивенс-Меринг, и он прославился, как наглый и беспардонный лжец.

К старости мужчина, видимо, совершенно перестал отличать правду от вранья, так что для остальных людей он стал эталоном вруна, ярлык имени которого применялся ко всем, кого уличат во лжи. «Врет, как Сивенс-Меринг» — согласитесь, звучит весьма похоже.

Возможно, с течением времени и в результате некоторых изменений в произношении данная фраза и приобрела тот вид, который мы наблюдаем сейчас.

Ну и напоследок еще одна версия. Пожилого человека, хвастовшегося своими подвигами на любовном фронте или просто впавшего в маразм, ранее в шутку прозывали сивым мерином. Ведь слово сивый — синоним слова «седой». В пользу этой версии говорит и другой афоризм — «бред сивой кобылы», который имеет такое же значение.

Однозначного ответа по поводу достоверного происхождения фразы «врет, как сивый мерин» современная наука о фразеологизмах нам дать не может. Нам остается только, основываясь на собственном мнении, интерпретировать данное выражение, применяя его в определенных ситуациях. Заслуживают ли сивые мерины столь грубого сравнения с теми, кто постоянно врет? Кто знает.

Источник: https://multiurok.ru/blog/vriet-kak-sivyi-mierin-1.html

Откуда произошло выражение «врет как сивый мерин»?

Откуда произошло выражение «врет как сивый мерин»?

  • Этому фразеологизму находят несколько объяснений. Сразу приходит на ум, почему мерин сивый и чем же он непорядочнее гнедых и вороных лошадей. Источник: http://info-4all.ru/obrazovanie/otkuda-proizoshlo-virazhenie-vret-kak-sivij-merin/

    Сивый мерин — это… Откуда произошло выражение «врет как сивый мерин»

    Известные фразеологизмы иногда очень сложно трактовать, выражение «врет как сивый мерин» не исключение. Тем, кто не посвящен в тонкости древнерусского языка, проблематично понять, как мерин (это кастрированный жеребец) может врать, почему он не серый или бурый, а именно сивый. В статье попробуем разобраться в значении выражения, в том, кто такой мерин и почему он сивый.

    Версии значения этого выражения

    Если молодых людей попросить объяснить этот фразеологизм, многие ответят, что это необъяснимое устойчивое выражение. Почему вранье связывают именно с «сивым мерином», а не с черным вороном, серой козой, или бурой собакой? Существует несколько версий значения и происхождения этого выражения:

    • Это выражение абсолютно не имеет ничего общего с жеребцом (мерином), а связано с фамилией Сиверса Меринга, который проживал в Петербурге в 19-м веке и прославился своим враньем и лживостью. Но это выражение было известно и распространено и в сельской местности, довольно далеко от Петербурга. Кроме того, оно встречается еще в 18-м веке в собраниях русских пословиц и поговорок. То есть, другими словами, эта фраза уже существовала в разговорной речи, еще до появления Меринга.
    • Вторая версия происхождения фразиологизма связана с работами на земле. При пахоте прокладывали борозду плугом или сохой, при этом лошадь должна была идти ровно. С молодыми лошадьми не было проблем, а сивые мерины (кастрированные седые жеребцы) часто отклонялись с пути (портили борозду). В языке было выражение «прет как сивый мерин», и некоторые филологи предполагают, что это и была первоначальная форма. Но со временем по ложному созвучию выражение видоизменилось и утратило свое первоначальное значение и логику.

    Однако в «Кратком этимологическом словаре русского языка» сравнение «врет как сивый мерин» — это первоначальный вариант, то есть исходный, и объясняют его так: сивая лошадь считалась глупой, и с ее помощью крестьяне никогда не прокладывали первую борозду.

    Они были уверены, что сивый (старый) конь врал (ошибался) при прокладывании ее. Но писатель Тимофеев Б. Н.

    замечает внутреннее противоречие в этой версии, ведь есть выражение «старый конь борозды не портит», которое явно не соответствует представлению о старом (сивом) мерине, который отклоняется от борозды.

    Вариант «врет» или «прет» предложен еще Далем В. И., но в очень осторожной форме, он говорит о том, что «весьма вероятно», что «прет» было заменено на «врет». Но «переть» означает двигаться вперед, не обращая внимания ни на какие преграды, и это значение вообще не имеет ничего общего со значением «врет» — лгать или говорить неправду.

    • Третья версия, старый сивый жеребец ржет, так же как и молодой конь, поэтому он вроде как врет, обманывает молодых кобыл, привирает им о своей мощи. Тимофеев Б. Н. более всего склоняется именно к этой версии.

    «Врет как сивый мерин»: фразеологизм и его значение

    В словарях приведены следующие объяснения значения этого выражения:

    • в Фразеологическом словаре русского языка «врет как сивый мерин» — значит бессовестно, беззастенчиво обманывает кого-либо;
    • в Словаре синонимов равнозначными данному выражению словами являются: нагло, беззастенчиво;
    • в Сборнике образных слов и иносказаний фраза объясняется как хвастовство старых или пожилых людей своими силами, как будто они еще полны молодости и удали;
    • в Большом фразеологическом словаре у данного выражения два значения:
    1. «Врать как сивый мерин» — значит бессовестно, беззастенчиво обманывать. Имеется в виду, что некий человек говорит несуразицу, явно и глупо искажая в своем рассказе реальное положение дел.
    2. «Сивый мерин» — это «глупый» или «старый».

    Употребление в литературе

    Еще в 19-м веке многие писатели использовали выражение «сивый мерин» как термин крайней глупости. В «Ревизоре» городничий был глуп как сивый мерин. Это выражение употреблялось в языке и в значении «просто глупец», например, у Салтыкова-Щедрина «Недоконченные беседы» содержат сочетание слов «сивое меринье» в значении «сборище стариков с глупыми мыслями».

    Употребление выражения в литературе говорит о том, что оно твердо укоренилось в русском языке и стало уже очень распространенной метафорой.

    И действительно, самая первая фиксация этого выражения в значении «глупый» была в середине 19-го века в Нижегородской губернии Добролюбовым Н. А.

    Но более древнее «глуп как лошадь», встречается вместе с «врет как лошадь» в сборнике Богданова А. И. в середине 18-го века и в сборнике Татищева В. Н.

    Со временем фраза приобрела значение «глупый». Этим выражением стали называть старого мужчину, который привирает о своих возможностях или намеренно заговаривается.

    Существуют также выражения «упрямый как сивый мерин», «ленивый как сивый мерин», наличие которых говорит о том, что сивый мерин стар, следовательно, ему свойственны такие слабости, как упрямство и лень.

    Кто такой мерин?

    Слово «мерин» пришло в русский язык из монгольского или калмыкского, в которых оно обозначало «лошадь».

    Впервые встречается в русских источниках в 15-м веке, оно обогатило терминологию нашего языка и пополнило ряд поговорок, сравнений, пословиц, во многих из них мерин выступает в иронической пренебрежительной форме, например «Утро вечера мудренее, кобыла мерина удалее» и так далее. Позже в пословицах стала подчеркиваться немощность старого коня: «Не в том сила, что кобыла сива, а в том, что воду возила».

    Стоит отметить, что в 18-м веке синонимом сивого мерина был бурый. О том, что такой мерин старый, свидетельствует запись в писцовых книгах, где встречается выражение «мерин бурый и лысый».

    Значение глагола «врать»

    Глагол «врать» имел значение в прошлом «говорить несуразицу», «болтать лишнее», «пустословить». А еще раньше он вообще употреблялся в значении «говорить». Например, в «Капитанской дочке» Пушкина А.

    С: «Не все то ври, что знаешь» употреблено в значении «говори».

    Со временем глагол приобрел другие значения, в народе считалось, что «сивая лошадь» глупая, на ней не прокладывали первую борозду, считалось, что она ошибается и врет, то есть «врать» стало использоваться в значении «ошибаться из-за глупости».

    Заключение

    Итак, выражение «врет как сивый мерин» — это равнозначное речевому обороту «врет как лошадь», оба фразеологизма появились в 18-м веке, когда «врать» означало «говорить вздор». Исходное значение претерпело изменения и стало использоваться в значении «заговариваться от старости» или «городить всякий вздор и несуразицу».

    Источник: https://autogear.ru/article/366/891/sivyiy-merin—eto-otkuda-proizoshlo-vyirajenie-vret-kak-sivyiy-merin/

    Зачем врет сивый мерин?

    H. Н. Матвеева. Письмо к любимой

    Устойчивое сравнение врет как сивый мерин многим кажется необъяснимым.

    Писатель Борис Тимофеев, считающий, что оно требует особого исследования, резонно спрашивает в своей книге «Правильно ли мы говорим?»: «Почему вранье надо связывать с понятием «сивого мерина», а не «черного ворона» или «зеленой лягушки»?» (Тимофеев 1963,279). Он предлагает несколько ответов на этот вопрос, которые он либо слышал от знакомых, либо отыскал в разных источниках.

    По одной версии, это сравнение не имеет ничего общего с мерином — холощенным жеребцом, а связано с фамилией некоего барона Сиверса-Меринга, который якобы жил в Петербурге в начале XIX в. и прославился своей лживостью.

    Другое толкование связывает поговорку с сельскохозяйственными работами. Когда при пахоте прокладывали борозду сохой или плугом, лошадь должна была идти прямо, без отклонений в сторону. Молодые, сильные лошади пашут землю именно так, а сивый мерил, т. е.

    старый, «седошерстый» кастрированный конь, часто отклоняется в сторону и портит борозду.

    При таком объяснении предполагается, что первоначальной формой выражения было прет как сивый мерин, и лишь потом, по ложному созвучию, прет превратилось во врет, а сравнение потеряло свою прежнюю логику.

    Модификацией этого объяснения является этимология, предлагаемая авторами «Краткого этимологического словаря русской фразеологии» (КЭФ, 1979, № 2,55; Опыт, 32).

    Они верно считают сравнение врет как сивый мерин собственно русским, а исходное значение его толкуют так: «Сивая лошадь считается в народе глупой, и русские крестьяне обычно не прокладывали первую борозду на сивом мерине.

    В выражении первоначально, видимо, подразумевалось, что сивый мерин ошибался («врал») при прокладывании первой борозды и при пахоте вообще».

    Наконец, по некоторым представлениям, мерин ржет абсолютно так же, как нехолощеный жеребец. Поэтому якобы сивый мерин и «врет», ибо это внешнее сходство издаваемых ими звуков обманчиво.

    Сам Б. Н. Тимофеев сомневается в истинности первого толкования и замечает внутреннее противоречие второго: ведь известная пословица Старый конь борозды не испортит явно не соответствует представлению о сивом мерине, отклоняющемся от борозды в сторону. Наибольшее доверие у писателя вызывает третье объяснение.

    Действительно, первую этимологическую версию можно решительно отвергнуть уже потому, что наше сравнение давно известно не только в городской, но и в живой речи деревенских жителей далеко от Петербурга, где жил гипотетический барон Меринг.

    Кроме того, уже в собраниях пословиц XVIII в. был известен и вариант этого сравнения — врет как лошадь (лошедь) — его фиксирует, например, Сборник пословиц А. И. Богданова 1741 г.

    Этот вариант показывает, что сравнение бытовало в русском языке еще до появления на свет петербургского барона.

    Вариант врет как лошадь также опровергает объяснение оборота врет как сивый мерин из прет как сивый мерин. Это толкование, предложенное еще В. И.

    Далем в весьма осторожной форме («вероятно врет вместо прет»), трудно принять и по другой причине.

    Переть — 'двигаться куда-нибудь напролом, не считаясь с препятствиями и запретами' — по значению очень далеко от врать 'говорить неправду, лгать'.

    Нельзя не упомянуть еще о двух толкованиях нашего оборота, предложенных в начале XX в. М. И. Михельсоном. Первое объясняет сравнение врет как сивый мерин обычным хвастовством старых людей своими силами, которые они якобы сохранили нерастраченными, как в молодые годы.

    Второе основывается на факте, что старых, непригодных к другим работам лошадей часто использовали на мельнице. Такая лошадь покорно ходила по кругу и вертела мельничное колесо. Сам М. И.

    Михельсон отвергает второе толкование потому, что глагол врет не имеет в русском языке значения 'молоть', как утверждали сторонники такого толкования, и потому, что на подобную работу брали не одних только меринов.

    Как видим, ни одно из пяти объяснений не было еще аргументированно доказано. Обратимся поэтому к языковым фактам в поисках наиболее вероятного решения.

    Прежде всего, нужно выяснить, с какими еще представлениями связывают в русском языке сивого мерина. Сейчас в нем наиболее употребительно именно сравнение врет как сивый мерин. Однако еще в XIX в. писатели столь же активно пользовались и оборотом глуп как сивый мерил 'до крайности глуп' — достаточно тут вспомнить гоголевского городничего из «Ревизора»:

    Это выражение могло употребляться и без сравнительного союза — в значении 'глупый человек', 'глупец': «Везде мы встречаемся с несомненными сивыми меринами, которые пропагандируют несомненно полоумные фантазии и бредни» (М. Салтыков-Щедрин. Пестрые письма); «На земском собрании…

    все подряд сивое меринье сидит… Сивое меринье!.. Да разве у стариков не могут быть молодые мысли?» (М. Салтыков-Щедрин. Недоконченные беседы). Такое бессоюзное употребление свидетельствует о том, что сравнение глуп как сивый мерин уже давно бытует в русском языке, что оно стало обкатанной метафорой.

    И действительно, первая известная фиксация этого устойчивого сравнения была сделана именно в сочетании с прилагательным глуп. Оборот глуп как сивый мерин записал в Нижегородской губернии в 50-х годах XIX в. Н< А. Добролюбов.

    Еще более древен лексический вариант этого сравнения — глуп как лошадь, который встречается вместе с уже упоминавшимся выражением врет как лошадь в сборнике А. И. Богданова в 1741 г.

    Важно, что сравнение глуп как лошадь записано — в отличие от врет как лошадь — в еще более старом (30-е годы XVIII в.) рукописном сборнике пословиц В. Н. Татищева.

    О большей древности н устойчивости именно этого представления свидетельствуют как варианты типа глуп один, как пара купеческих лошадей (Михельсон 1912,153), так и славянские параллели типа с.-х. glup kao konj, словен. neumen kakor konj, укр. (лемк.) думати як стари конь 'напряженно, натужно думать, чеш. ирон. moudrý jako kůň 'крайне глупый' и т. п.

    В русском языке, особенно в его разговорных, просторечных и диалектных разновидностях, немало переносных представлений, связанных с лошадью или конем.

    Некоторые из них отражены и в сравнениях: работает как лошадь, здоров как лошадь, здорова как кобыла; как ленивая лошадь — что ударишь, то и уедешь; ходит что саврас без узды (XVII в.); дворянский сын, что ногайский конь (XVIII в.); ирк.

    здоровый как копь, упорный как конь, жрет (ест) как лошадь, вырос как конь 'быстро вырос', храпит как лошадь, ржет как конь ретивый; омск. ленивый как одер; пек. худой как одер и т. д.

    Некоторые из таких сравнений «прорвались» и в литературный язык, хотя и остались в нем, пожалуй, на самой периферии: «Ведь это, я вам скажу, не человек-с, а все равно что упрямый мерин: и не видал, а почудилось ему, что видел — вот уже и не собьете-с» (Ф. Достоевский. Братья Карамазовы); «Тоже и вы хороши! Ездите на мальчишке, как на мерине, — другой бы давно убежал али издох от такой работы…» (М. Горький. В людях).

    Ясно, что именно из подобных свежих и образных сравнений живой речи в литературный язык и вошли обороты врет как сивый мерин и глуп как сивый мерин.

    Внутренняя логика последнего гораздо более прозрачна, чем образ первого. Ведь сивый мерин — это поседевший от долгой и тяжкой жизни холощенный жеребец, потерявший в старости и физические силы, и умственные способности. Вот как описывает JI. Н. Толстой такого — правда, не только сивого, но еще и пегого — мерина в рассказе «Холстомер»:

    «Пегий мерин был всегдашним мучеником и шутом этой счастливой молодежи (молодых лошадей. — В. М. )… Он был стар, они были молоды; он был худ, они были сыты; он был скучен, они были веселы.

    Стало быть, он был совсем чужой, посторонний, совсем другое существо, и нельзя было жалеть его… Но ведь не виноват же был пегий мерин в том, что он был стар и тощ и уродлив?… Причиной безжалостности лошадей было тоже и аристократическое чувство.

    Каждая из них вела свою родословную по отцу или по матери от знаменитого Сметанки, пегий же был неизвестно какого рода».

    Можно предполагать, что Толстой не случайно выбрал героем своего рассказа о жалкой и безропотной старости именно мерина, «холощеность» которого, подчеркнутая им в кличке животного (Холстомер — 'холощеный мерин'), возведена им в символ опустошенности и одиночества .

    https://www.youtube.com/watch?v=NgLsLwendrY

    Некоторые толстоведы, правда, иначе толкуют этимологию клички Холстомер, считая, что она восходит к диалектному холст 'быстро двигающийся' и что смысл этой клички тем самым ироничен (Опульская 1961). Вряд лй, однако, это толкование можно признать убедительным: диалектные источники (словарь В. И. Даля и картотеки народных говоров) не регистрируют такого значения корня холст*.

    Это ему подсказали имени о ассоциации, с которыми сивый мерин связывается в русском языке и в фольклорной традиции. Слово мерил, заимствованное из монгольского morin, morin или калмыцкого шогп 'лошадь' и отраженное в русских источниках с XV — XVI вв. (Одинцов 1980), не только обогатило ряд; русской гиппологической (т. е.

    связанной с лошадьми) терминологии, но и пополнило ряд образных сравнений, поговорок, пословиц. Во многих из них мерин оценивается пренебрежительно, как второстепенное по сравнению с лошадью или конем животное, с которым соответственно и обращаются: Хотя конь горбат да не мерину брат; Аргамак доброй к поре, а меринок к горе (XVII в.); Утро вечера мудренее, кобыла мерина удалее (яросл.

    ); ленингр. променял сивка нй воронка 'совершил невыгодную сделку'; Мерину пригонье (т. е. работа с крестьянином на барщине), коню ступань (т. е. шаг), иноходцу хода (т. е. быстрый шаг), а красной девице комната; Не разговаривает мерин, а везет; Люблю сивка за обычай: кряхтит, да везет; Сняв с кобылки хомут, да на мерит прут; На сивом мерине не подъедешь к нему (острогож.

    ) 'его так просто не обманешь'; ленивый как мерин и т. п.

    В пословицах, вошедших в русский литературный язык: Укатали сивку крутые горки и Был конь, да изъездился, — подчеркивается именно немощность старого животного.

    Это качество отражено и в других пословицах, где сивая масть лошади и ее старость и бессилие тесно связываются: Не в том сила, что кобыла сива, а в том, что не везет (или нейдет); Не в том сила, что лошадь сива, а в том, что воду возила; У сивого коня воловая (т. е. воловья) хода (XVII в.). Кстати, в XVIII в.

    синонимом сивого мерина был и бурый мерин: «Б у р л е с к о : Как не знать! — это то, что ты глуп как бурой мерин. Дельфито: Дурак, вот я тебя тростью» (Дон Педро Прокудуранте. — Палевская 1980, 170). О том, что такой мерин — действительно старый и немощный, свидетельствуют записи в писцовых книгах XVI в.

    , где попадаются сочетания вроде мерин бурой и лысой: «А купил меринъ бурой и лысой у барышника у Фили же у стрЪлца» (Ларин 1948, 97). Любопытно, что именно это прилагательное определяет новгородское сравнение врать как бурый бык (Сергеева 1976, 92,94).

    Устойчивость таких ассоциаций мерина со старостью, седовласием, лысоватосгью отразилась, разумеется, и в литературном употреблении. Достаточно вспомнить сочетание старый мерин из «Юбилейного» В. Маяковского — стихотворения, посвященного А. С. Пушкину:

    И здесь, как видим, старость мерина устойчиво ассоциируется с глупостью.

    Итак, пренебрежительная оценка сивого мерина вытекает из переосмыслений его образа в русских пословицах и поговорках. Она совершенно оправдывает устойчивое сравнение глуп как сивый мерин, которому в русском и других языках могут соответствовать и образы других животных: глуп как осел, как баран; бел.

    дурны як цяля 'глуп как теленок', як баран, як овечка, як цецерук 'как глухарь'; укр. дурний як баран, як вівця; пол. głupi jak osioł 'глуп как осел', jak owieczka 'как овца', jak pies 'как собака', jak baran 'как баран'; чеш.

    hloupý jako beran 'глуп как баран', jako dobytek 'как скотина', jak osel 'как осел', jak ovce 'как овца', jako tele 'как теленок'. Характерно, что в польском и чешском литературных языках в этом ряду особо активны именно сравнения с другим кастрированным животным — волом: пол. głupi jak wół, чеш.

    hloupý jako vol, hloupý jako bulík 'глупый как молодой вол'. Это же сравнение широко распространено в немецком и в других неславянских языках.

    Явная логичность «животной» ассоциации в сравнении глуп как сивый мерин противопоставлена, как мы видим, ее кажущейся нелогичности в сравнении врет как сивый мерин. Оказывается, причина этой нелогичности — в быстром семантическом развитии русского глагола врать.

    Ведь в прошлом веке этот глагол имел несколько иное значение — 'говорить вздор, пустословить', 'болтать', а еще раньше значил вообще 'говорить', о чем свидетельствует исходный смысл слова врач — 'знахарь, завирающий, т. е. заговя> ривающий, болезнь'.

    Это значение отражено в памятниках древнерусской письменности, например, в посланиях Ивана Грозного «А он [Варлам Собакин] мужикъ очюнной, врет и самъ себЪ не въдаетъ что» (ок. 1578 г. — СР Я XI — XVII вв. III, 101). Известно и народным говорам: например, под Лугой врать записано в значении 'говорить что-либо неприличное, непристойное' (СРНГ5Э 188).

    В значении 'говорить' этот глагол встречается и в классической литературе прошлого века: » — Полно старуха, — прервай отец Герасим. — Не все то ври, что знаешь» (А. Пушкин. Капитанская дочка).

    Значение 'говорить' у глагола врать очень древнее, что подтверждается массой индоевропейских соответствий, восходящих к корню *uer-, *vrà- 'говорить': латыш, vards; лит. vardas 'название'; др.-инд.

    vratám 'завет, наказ, закон'; прус, wirds; лат. verbum; др.-сакс, word; др.-верх.-нем. wort 'слово'. Видимо, первоначально этот глагол был звукоподражательным — типа ворковать, ворчать (ЭСРЯI, вып. 3,192-193).

    Несмотря на такие древние соответствия, сам глагол врать имеется лишь в русском языке и неизвестен даже соседним восточнославянским языкам. Тем не менее сомнения о связи этого русского глагола с корнем vrà- 'говорить рассеиваются этимологическим анализом (см.

    статью об этимологии этого слова, написанную французским славистом А. Вайаном: Revue des études slaves. Т.31. P. 100-101).

    Жизнь этому древнему глаголу в русском языке, видимо, продлило семантическое обогащение: в конце XVIII — начале XIX в, у него активизируется в литературном употреблении значение 'говорить неправду, лгать', которое вскоре совершенно вытесняет древнее 'говорить', 'говорить вздор' (Фасмер 1,361; ЭСРЯ I, вып. 3,192-193). Сравнение же врет как лошадь, которое было прототипом оборота врет как сивый мерин, как мы видели, впервые записано именно в середине XVIII в., когда врать значило еще и просто 'говорить вздор'. Такое толкование косвенно подтверждает и разговорный фразеологизм бред сивой кобылы 'вздорные, глупые мысли, высказывания'. Авторы «Краткого этимологического словаря русской фразеологии», правда, объясняют слово бред в этом выражении как 'хождение вперед и назад'. На фоне приведенных соответствий, однако, ясно, что это отглагольное существительное от бредить 'бессвязно говорить что-либо (обычно во сне)'.

    Уточнение исходного значения глагола врать перекидывает мостик между сравнением глуп как сивый мерин и врет как сивый мерин. В последнем случае старый холощеный конь не обманывает, а лишь заговаривается от старости и городит всякий докучливый вздор, как и положено глупому седому мерину.

    Исходный образ этого сравнения, столь прозрачный вначале, несколько сместился и затемнился из-за смыслового смещения глагола. Яркость и экспрессивность его, однако, от этого лишь усилились.

    Именно это усиление сделало оборот врет как сивый мерин более конкурентоспособным, чем простое, понятное и потому менее выразительное глуп как сивый мерин.

    Источник: http://uknigi.ru/frazeologia/vret_kak_sivyj_merin.html

    Русские выражения :: Про лошадей

       Смысл выражения: нагло, беззастенчиво врёт.

    Существует симпатичная историческая байка о том, что выражение врёт, как сивый мерин имеет в своей основе фамилию некоего господина, который очень любил приврать.

    Царский офицер фон Сиверс-Меринг так сильно преувеличивал свои воинские заслуги, что вскоре по Санкт-Петербургу пошло гулять выражение врёт, как Сиверс-Меринг.

    А поскольку русский язык довольно часто переделывает иноязычные слова на свой лад, то фамилия вруна быстро превратилась в седого коня.

    Раньше с сивыми кобылами или меринами сравнивали недееспособных болтунов почтенного возраста, которые любили поболтать о своих былых подвигах, которые не всегда имели место быть. Вероятно, отсюда и появилась версия, будто выражение со временем превратилось в нарицательное, и его стали применять не только в отношении пожилых людей, но и применительно к болтунам любого возраста.

    В действительности же данный фразеологизм связан с верований славян в то, что сивая лошадь (серая с примесью другого цвета) была самым бестолковым животным.

    Русские крестьяне, к примеру, избегали прокладывать первую борозду на сивом мерине, так как он «врал» (ошибался), неверно прокладывал её. Примечательно, что ближе всех к истине был знаменитый языковед и лексикограф В.

    Даль предполагавший, что фразеологизм возник вследствие вполне естественного выражения «прёт, как сивый мерин».

    Тёмная лошадка

       Смысл выражения: человек, чьи внутренние качества и характер неизвестны.

    Данное выражение связано со скачками и тотализатором. Тёмная лошадка – это та, от которой неизвестно чего ждать: она может прийти первой, а может и оказаться в хвосте. Но почему такой неопределённый финал связывают только с лошадкой тёмной, а не гнедой, не каурой, не «в яблоках»?

    Оказывается, этому есть очень простое объяснение. Долгое время в России наиболее выносливыми считались рысаки светлых мастей. Породу специально выводили. Эти чистокровные скакуны были гораздо сильнее своих собратьев тёмных мастей.

    Хитроумные хозяева светлых лошадей специально перекрашивали их перед скачками в тёмный цвет, а жокеи придерживали их до поры до времени, усыпляя бдительность конкурентов.

    В последнюю минуту «тёмная лошадка» неожиданно резко вырывалась вперёд и побеждала.

    Позднее этот фразеологизм стал применяться и по отношению к людям. Много «тёмных лошадок», то есть загадочных фигур, например, в политике. Случается, что вчера ещё люди не знали и имени человека, а сегодня он, глядишь, занимает высокий пост.

    Троянский конь

       Смысл выражения: тайный, коварный замысел.

    Выражение возникло из греческих сказаний о Троянской войне. Согласно древнегреческой мифологии, после десяти лет безуспешной осады Трои хитроумный Одиссей предложил соорудить большого пустотелого деревянного коня, в котором спрятались бы лучшие греческие воины.

    Конь был построен и оставлен на берегу, после чего греки сожгли свой лагерь, отплыли от берега Трои и скрытно встали на якорь в укромном месте. Жрец Лаокоон предупреждал троянцев не верить грекам, но греческий перебежчик Синон убедил их, что обладание этим конём принесёт им победу.

    Троянцы потащили коня в город, а когда тот застрял в воротах, сделали пролом в стене.

    Поместив коня на акрополе, троянцы стали праздновать победу над греками.

    Ночью Синон выпустил из чрева коня воинов, которые подали сигнал своему флоту вернуться, а затем перебили стражу у ворот и впустили своё войско. Греки ворвались в Трою, перебили сонных троянцев и сожгли город.

    Так с помощью хитрости грекам удалось овладеть Троей. Таким образом, выражение «Троянский конь» стало нарицательным и означает обманные действия.

    []

    Значение и происхождение фразеологизмов «врёт как сивый мерин», «тёмная лошадка».

    Откуда пошло выражения «врёт как сивый мерин», «тёмная лошадка» и что они означают?

    Что значат поговорки «врёт как сивый мерин», «тёмная лошадка», и почему так говорят?

    Источник: https://svetorusie.livejournal.com/121315.html

    Сивый мерин – почему он врет?

    Достаточно часто в обыденной и литературной речи встречается фраза «сивый мерин». Мы привыкли употреблять выражение в отношении неисправимого лгуна, несущего сущий бред, поверить в который может лишь самый наивный ребенок. Точное происхождение этого речевого оборота неизвестно.

     У лингвистов  и историков русского языка существует несколько теорий и по настоящее время выделить значимость одной из них сложно.

    Значительно реже фраза «сивый мерин» употребляется в отношении к животному, то есть коню, так как принято употребление светло-серой масти в отношении к подобной окраске.

    Мерин – кастрированный жеребец. Процедуру удаления семенников у коней начали производить еще в глубокой древности (описаны успешные случаи еще в 1-м тысячелетии до нашей эры). После операции у жеребца подавляется половое влечение, он не реагирует на самок, не участвует в драках с другими конями, становится покорным. Мерины ценились за высокую работоспособность и покладистость в тренировках.

    Для чего проводят кастрацию:

    • предотвращение случайного осеменения кобыл в табуне;
    • обеспечение группового содержания;
    • уменьшение агрессивности жеребца;
    • облегчение содержания и тренировок;
    • улучшение откормочных качеств;
    • при травмах мочеполовых органов.

    Жеребцов верховых пород кастрируют в возрасте 1,5-2-х лет, тяжелоупряжных и позднеспелых животных следует оперировать не ранее 3-4-х лет.

    Перед операцией необходимо обязательно произвести пальпацию мошонки – семенники должны располагаться в общей влагалищной оболочке.

    За сутки до вмешательства проводят ректально диагностику паховых колец – если они широко раскрыты (можно ввести 3 пальца), то операцию проводят закрытым способом.

    Кастрация жеребца – сложная и ответственная процедура. Конь отличается большой силой и чувствительностью, поэтому операция проходит болезненнее, чем у других сельскохозяйственных животных. Перед вмешательством необходимо инъецировать нейролептические и миорелаксирующие средства – Рометар, Ромпун, Золетил.

    Но главное в процессе кастрации жеребца – фиксация, с этой целью используют повал. Завалив коня, фиксируют в боком левом положении и обязательно прижимают голову к полу. Затем в толщу семенника (или придатка) вводят 2-4% раствор новокаина в дозе 10-15 мл на тестикул. Анестезия наступает через 5-8 минут.

    Техника операции:

    • хирург занимает положение сзади крупа;
    • семенники плотно фиксируются левой рукой, расправляя кожу мошонки;
    • на шейку накладывают эластичный жгут;
    • двумя разрезами вдоль шва мошонки рассекают все оболочки;
    • семенник осторожно извлекают из раны и разрезают связку вблизи влагалищной оболочки;
    • удерживая семенники правой рукой, оттесняют кожу мошонки к паховым кольцам;
    • на семенной канатик накладывают щипцы, отступив от семенников 7-9 см;
    • зажав щипцы, производят 15-20 оборотов для размозжения тканей канатика, иногда просто производят отсечение;
    • культю обрабатывают настойкой йода;
    • иногда накладывают прошивную лигатуру;
    • в рану мошонки закладывают антисептические порошки;
    • целесообразно ввести сыворотку против столбняка и антибиотики;
    • мерина помещают в отдельный станок и ведут ежедневное наблюдение.

    Получить мерина можно и другими способами. Наиболее старым является способ с лещетками – деревянными дощечками, перевязываемыми веревкой. Лещетки также накладываются на семенной канатик и, травмируя его, вызывают закупорку сосудов и предотвращают проникновение патогенной микрофлоры.

    Вместо щипцов Занда могут быть использованы эмаскуляторы. Внешний вид и механизм действия идентичен – бранши накладываются на семенной канатик, нажимом на рычаги он пережимается и размозжается.

    Но в отличие от щипцов эмаскулятор имеет острую часть, которая отсекает семенник. Таким образом нет необходимости перекручивать канатик.

    С одной стороны это упрощает работу, а с другой – не происходит торзирования сосудов и при кастрации эмаскулятором чаще открывается кровотечение из сосудов семенного канатика.

    Кастрации подвергают любых жеребцов, ограничения вводятся только по возрасту (не моложе 1,5 лет) и хозяйственной ценности (племенных коней, используемых для улучшения стада, никто кастрировать не даст). Но в фольклоре сложился образ именно сивого мерина.

    «Сивый» обозначает масть лошади – светло-серая, светло-мышастая, характерная для полудиких и непородных животных. Вероятно, как это происходит и сейчас, кастрации подвергали наименее ценных, с племенной точки зрения, жеребцов, которые не годились для улучшения табуна.

    Образ коня в культуре

    Термин «сивый мерин» редко используется для обозначения масти. В повседневной речи можно услышать эту идиому в отношении человека, а не коня. При этом фраза не будет относиться ни к возрасту, ни полу, ни к цвету волос человека, а лишь к его манере разговора, по которой он говорит сплошные небылицы.

    Сивый мерин – устойчивое выражение, употребляемое в отношении врущего человека, и редко используется для обозначения масти лошади.

    В русских пословицах и поговорках нередко встречаются «животные-лгуны». Так про обманщика можно сказать: «брешет как собака» или «заливает как соловей». Но если здесь относительно понятно, как образовалась фраза, то почему врет сивый мерин не совсем ясно.

    Так, автор известнейшего русского словаря и знаменитый языковед Даль предполагает изменение глагола «прет» на созвучный «врет». В действительности раньше могли говорить «прет как сивый мерин», ведь кастрированные жеребцы действительно отличаются лучшей работоспособностью и выносливостью.

    Но вот характеристика масти никаким образом не оказывает влияния на производительность лошади. Разумеется, в былые времена люди приписывали коням определенной масти сравнительно лучшие качества, так, особым почетом пользовались вороные и белые животные. Но сивых коней никто особым почетом не выделял.

    Можно предположить, что среди крестьянских хозяйств были широко распространены лошади светло-серой масти, поэтому им и приписывали выдающиеся рабочие качества.

    Существует и другая теория. По ней служил в царской армии дворянин немецкого происхождения с фамилией Сиверс-Меринг. И отличала его среди прочих сослуживцев любовь к обманам и розыгрышам.

    Заливал в уши немец своим однополчанам столько, что они и придумали поговорку «врет как Сиверс-Меринг». Но так как кроме сослуживцев никто не знал офицера, то простой люд, которому не знакомы иностранные имена, быстро переиначил поговорку, заменив Сиверса на сивого мерина.

    Правдоподобность этой истории низка, так как теорию «конского» происхождения подтверждают и другие факты.

    Так, в Гоголевском «Ревизоре» в письме Хлестакова своему другу в Петербург можно прочитать следующую характеристику, адресованную городничему: «глуп как сивый мерин».

    Не стоит забывать и про другую русскую поговорку – «бред сивой кобылы», которая также используется при описании несусветной чепухи и ерунды, подающейся как истина.

    Но точного заключения историки русской словесности и лингвисты не дали по вопросу врущего жеребца.

    Источник: https://vetugolok.ru/skot/loshadi/masti/sivij-merin.html

Ссылка на основную публикацию