Аптека феррейна – аптека №1 москвы

Аптека Феррейна

Аптека Феррейна, также известная как Старо-Никольская аптека и Аптека № 1 – бывшая частная аптека и доходный дом, принадлежавшие Владимиру Феррейну. Располагаясь на пешеходной Никольской улице, бывшее здание аптеки стало одной из любимых и известных горожанам архитектурных достопримечательностей Москвы.

Здание построено в 1896-1899 годах по проекту архитектора Адольфа Эрихсона и было изначально предназначено для размещения аптеки магистра фармации Владимира Феррейна.

Архитектурный облик здания имеет одну важную особенность: его фасады решены в принципиально разных стилях. Передний фасад, обращённый на Никольскую улицу, выполнен в духе необарокко; его украшают полуколонны, массивная рустовка и 4 скульптуры, изображающие богиню здоровья Гигию, которая кормит змей из чаши.

Задний фасад обращён во двор и выполнен в неоготическом стиле: его украшает часовая башенка (часы утрачены) и характерные зубцы, придающие зданию аптеки вид средневекового замка.

Такое решение неслучайно: из-за перепада высот “дворовый” фасад отлично просматривается со стороны Театрального проезда и играет роль архитектурной доминанты окрестностей.

Двуликость фасадов аптеки породила любопытный курьёз: многие горожане, даже неоднократно видевшие аптеку Феррейна на Никольской улице, убеждены, что кирпичный неоготический фасад, который видно из Театрального проезда или, например, со смотровой площадки Центрального детского магазина – совершенно другое здание.

История аптеки Феррейна

Феррейны – российская фармацевтическая династия немецкого происхождения, на рубеже 19-20 веков знакомая едва ли не каждому жителю Москвы.

Основателем династии стал Карл Людвиг Феррейн (в русской традиции – Карл Иванович), в 1815 году эмигрировавший в Москву из Арнсвальда (Пруссия) и поступивший в Московскую медико-хирургическую академию.

Сдав экзамены на звание аптекаря первого класса, Феррейн покупает Ново-Полянскую аптеку на улице Большая Полянка, а в 1832 году становится владельцем Старо-Никольской аптеки на Никольской улице.

Изначально Старо-Никольская аптека находилась на чётной стороне улицы, но в 1862 году по какой-то причине переезжает в новое здание на нечётной. Карл Иванович сумел наладить эффективное производство и хранение медикаментов, и его фармацевтическая компания быстро становится лидирующей в Москве и России.

Однако, наиболее известным из династии стал средний сын Карла Ивановича Вольдемар Феррейн (в русской традиции – Владимир Карлович).

Свою фармацевтическую карьеру он начал в аптеке отца, к 17 годам получил звание аптекарского помощника, потом – провизора, и в итоге, защитив диссертацию, стал магистром фармации.

В 1872 году Карл Иванович подарил ему Старо-Никольскую аптеку, и Владимир Карлович смог продолжить семейное аптекарское дело.

Владимир Карлович решает расширить Старо-Никольскую аптеку, и в 1896-1899 годах по проекту архитектора Адольфа Эрихсона возводится новое – современное – здание аптеки.

После перестройки аптека Феррейна становится крупнейшей аптекой в Европе: помимо непосредственно продажи лекарств, при ней обустроили химико-аналитическую и гисто-бактериологическую лаборатории, занимались исследовательской работой, вскрывали и бальзамировали тела; здесь же размещался склад.

Помимо прочего, часть помещений в новом здании была предназначена для сдачи в аренду, то есть по факту здание совмещало в себе функции аптеки и доходного дома.

Внутри были оформлены роскошные интерьеры с мраморными лестницами, резной дубовой мебелью и золочёными вазами – тем не менее, несмотря на видимую роскошь, аптека Феррейна обслуживала все слои населения, и среди посетителей можно было увидеть как зажиточных москвичей, так и бедняков.

Созданное Владимиром Феррейном “Товарищество В.К.

Феррейна” к началу Первой Мировой войны приобрело невероятный размах: компании принадлежали аптеки на Никольской и Тверской улицах, Арбате и Серпуховской площади, а также стеклодувная мастерская для производства пузырьков, ряд лабораторий, фармацевтический завод в Нижних Котлах, плантации лекарственных растений в Бутове и Крыму и многие другие предприятия и отделы. В Товариществе работали более 600 служащих различного профиля и около 1000 рабочих.

Революция 1917 года положила конец фармацевтической империи Феррейнов: их предприятия и аптеки национализировали, а хозяева вынуждены были покинуть Россию.

В советские годы аптека Феррейна на Никольской улице (бывшая Старо-Никольская аптека) не изменила своему изначальному предназначению: с 1917-го по 2000-й год в её здании работала государственная Аптека № 1. К сожалению, на сегодняшний день аптека в историческом здании ликвидирована.

Медведь в аптеке Феррейна

Существует любопытная городская легенда, будто бы в Старо-Никольской аптеке в рекламных целях содержали живого медведя.

Легенда представляет Владимира Феррейна весьма экстравагантным бизнесменом: зная, что в народе очень ценятся и считаются особенно полезными лекарства на медвежьем сале, он якобы держал при аптеке живого медведя, которого ежедневно водили на водопой к водоразборному фонтану на Лубянке. Таким образом Владимир Карлович привлекал новых посетителей в свою аптеку. Где Феррейн держал медведя – легенда умалчивает, но после смерти животного его чучело якобы было установлено в холле аптеки.

Чучело медведя в аптеке действительно было, но в целом красивая история, увы, не выглядит правдивой.

Аптека Феррейна находится по адресу Никольская улица, 21. Добраться до неё можно пешком от станции метро “Лубянка” Сокольнической линии.

Источник: http://mosprogulka.ru/places/apteka_ferrejna_nikolskaja

Аптека Феррейна, или “Царь-аптека”: вековые традиции, канувшие в лету

Аптека Феррейна – одна из частных аптек Москвы, открытая на Никольской улице в 1902 году.

Здание аптеки было построено по проекту выдающегося архитектурного гения, мастера модерна Адольфа Эрихсона, построившего не один десяток московских особняков и доходных домов.

Благодаря его таланту Москва получила здание знаменитого ресторана «Яр», а также дом издательства И.Д. Сытина «Русское слово» на Тверской улице. Здание аптеки Феррейна сохранилось до наших дней. Сегодня в нем расположены бутики модных мировых брендов.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

В 1832 году родоначальник династии Феррейн — немецкий фармацевт, эмигрировавший в Россию из Пруссии, Карл Феррейн приобрел старейшую аптеку Гурчина на Мясницкой улице, которая к тому моменту принадлежала химику, специалисту в области фармакологии Готлибу Гильдербрандту и его партнеру Андрею Линдграфу.

Малоизвестный факт: Первая московская аптека была открыта в 1581 году, когда по просьбе Ивана IV английская королева Елизавета I прислала много лекарств и опытных «алхимистов». Разместилась «Царева» аптека в Аптекарском приказе Кремля и обслуживала исключительно членов царской семьи.

В 1862 году новый хозяин перенес аптеку на Никольскую улицу, в особняк, приобретенный у столичного купца К.К. Шильбаху. Спустя десятилетие, в 1873 году, Владимир Карлович Феррейн, сын Карла Феррейна, получив кредит под залог семейного имущества и собственного дома, арендовал и перестроил часть соседнего здания, где размещалась Ремесленная управа.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

В 1887 году Карл Феррейн умер и аптека полностью перешла по наследству его сыну Владимиру Карловичу, который продолжил дело отца и поднял российскую фармацевтику до небывалых высот. Новый хозяин зарекомендовал себя хорошим управленцем – он дал своим работникам возможность участвовать в доле доходов компании, чем снизил кадровую ротацию и стимулировал основной персонал.

В здании аптеки были обустроены новые помещения для обслуживания посетителей, а также предусмотрены складские площади. Но уже в 1893 году в Московскую городскую управу было подано прошение о разрешении на строительство нового пятиэтажного здания.

Согласно плану, на первом этаже планировалось разместить «помещение для продажи аптечного товара», на втором – аптеку, третий этаж планировался для лаборатории по приготовлению лекарств, четвртый – столовая, а на пятом Феррейн планировал организовать склад аптечных припасов.

В 1896 году на Всероссийской промышленной выставке в Нижнем Новгороде фирме Феррейна была присуждена высшая награда — золотая медаль.

Он получил официальное право помещать двуглавого орла на этикетках своей лекарственной продукции, в том числе на рельефе стеклянных флаконов.

За большую благотворительную деятельность Владимир Карлович был награжден орденами св. Анны и св. Станислава, серебряными медалями и золотым знаком.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

Малоизвестный факт: Аптека Феррейна стала новым явлением в российской фармацевтике:  лекарства, которые привозились из-за границы, тщательно изучались местными фармацевтами, которые стали готовить собственные аналоги.

Именно здесь впервые появились специальные лаборатории: химико-аналитическая, гистолого-бактериологическая, химическая. В этих стенах проводили всевозможные исследования, процедуры вскрытия, бальзамирования, а также анализ пищевых продуктов, продукции химической промышленности, воды.

В специальных аудиториях вели практические занятия по всем фармацевтическим дисциплинам и готовили новые кадры.

В результате ряда обсуждений был согласован окончательный проект на строительство аптеки в четыре этажа на Никольской улице. Автором проекта выступил Адольф Эрихсон, который украсил фасад здания статуями богини Гигии и причудливой печной трубой, которую и сегодня хорошо видно, например, со смотровой площадки Центрального Детского магазина.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

В то время практически все крупные предприниматели следовали моде на стекло. Этот материал нашел свое широкое применение и в новой аптеке Феррейна. Стекло использовалось в интерьере, из стекла были изготовлены склянки, в которых здесь отпускали снадобья и лекарственные препараты, витрины аптеки также были богато украшены стеклянными сосудами и банками с живительными жидкостями.

Просторные аптечные залы украшали высокие зеркала в позолоченных рамах, изысканные вазы, дубовые резные шкафы, всевозможные чучела животных, статуи, канделябры, широкие мраморные лестницы. К потолку были подвешены рога африканских носорогов как источник целительного порошка. В приемной был устроен фонтан из французских духов.

Читайте также:  12 зеркал, которые украсят ваш дом и жизнь

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

Ходили слухи, что Владимир Карлович держал в аптеке живого медведя. Дело в том, что к концу XIX века популярность приобрели лекарства и мази, приготовленные на медвежьем сале.

Так, создавая рекламу новым лекарствам на медвежьем жире, Феррейн распорядился ежедневно водить медведя на водопой к фонтану на Лубянской площади. Стоит ли говорить о том, что такая реклама работала лучше любой газетной заметки?..

После смерти медведя его огромное чучело установили в аптеке.

Малоизвестный факт: В 1899 году московские газеты с торжеством писали об открытии здания самой крупной аптеки, над входом в которую висела огромная вывеска «ФЕРРЕЙН». Газеты называли ее «Царь-аптека», наподобие Царь-пушки и Царь-колокола.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

В начале XX века аптека Феррейна была крупнейшей в Европе и имела безупречную репутацию на международном уровне.

Помимо аптечной торговли Феррейны вели деятельность при фармацевтической фабрике в Кривоколенном переулке и в филиальных магазинах.

На окраине Московской губернии (Подольский уезд), где сейчас находится район Бутово, были устроены плантации лекарственных трав, а в деревне Нижние Котлы (район метро «Нагатинская») построен крупный фармацевтический завод Феррейна.

В 1902 году Владимир Карлович создал товарищество «В. К. Феррейн». В него вошли новые московские аптеки: на Серпуховской площади, на Арбате, а также химическая лаборатория на Тверской улице и плантации в Подольском уезде.

С началом Первой Мировой войны, когда страна столкнулась с дефицитом лекарственных препаратов, предприятия Феррейна выпускали около 300 различных лекарств. К 1914 году в штате товарищества «В. К.

Феррейн» состояло свыше тысячи человек. Главная аптека на Никольской улице обслуживала до трех тысяч посетителей в день.

Накануне религиозных праздников в аптеке собирали пожертвования для малоимущих москвичей и сиротских приютов.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

Малоизвестный факт: В период глубокой инфляции (1914—1918), когда в Российской Империи не хватало бумажных денег, товарищество Феррейн стало выпускать в обращение свои внутренние деньги. Все купюры печатали на бумаге с водяными знаками и подписью В. К. Феррейна. На всех контрамарках был напечатан герб в виде стилизованного якоря как символ надежды.

Утром 28 мая 1915 года в аптеку Феррейна ворвались вооруженные погромщики. Они разграбили аптечные подвалы и выпили все запасы спирта. Затем пьяные погромщики ринулись громить и поджигать квартиры владельцев с немецкими фамилиями. В 1917 году вся семья Феррейнов спешно покинула подмосковную усадьбу в Бутово и переехала в Крым.

По декрету советской власти в 1918 году товарищество «В.К. Феррейн» было ликвидировано. Сам Владимир Карлович тяжело переживал эти события и умер в Крыму во время Гражданской войны на 84-м году жизни. Фамильная дача в Судаке к 1921 году была совершенно разрушена. Потомки Владимира Карловича сначала перебрались в Симферополь, а затем эмигрировали в Берлин.

Бывшая аптека Феррейн в советское время стала называться сначала «Центральной», потом «Аптека №1». В течение многих лет она продолжала оставаться самой известной аптекой Москвы.

С одного из фасадов здания исчезли старинные часы, а вот убранство внутренних залов сохранилось и  советское время. В 1990-х годах здание было закрыто на реконструкцию.

Сегодня здесь находится бутик, оформленный дизайнером Филиппом Старком.

Фото © Сергей Авдуевский / Москва меняется

Текст © Алексей Горячев

Источник: https://moscowchanges.ru/history/apteka-ferrejna-ili-tsar-apteka-vekovye-traditsii-kanuvshie-v-letu/

Аптека Феррейна

В конце улицы Никольской в Китай-городе стоит одно из самых красивых зданий на этой улице, дом 21. Это здание самой знаменитой аптеки Москвы – Аптеки Феррейна.

С 1893 по 1904 год этот дом реконструировал архитектор А.Э. Эрихсон. Фасад со стороны Никольской улицы выполнен в пышном стиле неоренессанс. Большие окна второго этажа обрамляют высокие каннелированные колонны, увенчанные четырьмя статуями богини здоровья Гигий, которые кормят из чаши змей.

А со стороны заднего фасада, раньше выходившего на средневековую стену Китай-города, дом выглядит как рыцарский готический замок с башенкой.

В этой башенке, которая возвышалась над местностью, Театральным проездом и Лубянской площадью, Владимир Карлович Феррейн установил часы для удобства москвичей.

В то время Аптека Феррейна была самой крупной в Европе. Ее большие залы были украшены золочеными вазами, дубовыми резными шкафами, канделябрами и статуями.

Для украшения интерьера мебель заказали мастерам знаменитой в то время фирмы Луи Мажорель из Нанси в 1912 году. А с этажа на этаж вели мраморные лестницы с коваными перилами.

Особую завораживающую атмосферу внутри создавали большие окна, через венецианские стекла которых проникало большое количество света, что создавало фантастические визуальные эффекты.

Аптека Феррейна появилась на Никольской улице в 1862 году, когда почетный гражданин Москвы купил это здание у купца К.К. Шильбаха и перевел сюда из Калязинского подворья свою аптеку. Ранее на этом месте находился дом Академии Наук.

История частных аптек в Москве началась с указа Петра I от 22 ноября 1701 года. Тогда Даниил Гурчин открыл свою первую аптеку на Мясницкой улице. А много лет спустя эта аптека, не раз поменяв хозяев, перешла в руки фармацевтов Феррейнов.

К началу первой мировой войны годовой оборот Товарищества «Феррейн В.К.» составлял около 7 млн. руб. В империи Феррейна уже работало 600 интеллигентных служащих и больше 1 тысячи рабочих, которые производили и продавали около 300 наименований препаратов.

Это было чрезвычайно важно, из-за того, что основной поставщик лекарств, Германия, стал врагом и прекратил снабжение лекарственными средствами Россию.

Кроме этой аптеки у «Товарищества В.К. Феррейна» были аптекарские лавки на улицах Тверской, Арбате, Никольской и Серпуховской площади.

Их обслуживали несколько лабораторий «Товарищества», стеклодувная мастерская, две плантации лекарственных растений в Бутово и в Крыму, а также фабрика химических продуктов в г. Мологе Ярославской губернии.

В деревне Нижние Котлы у них был крупный фармацевтический завод (он до сих пор действует на Нагатинской ул.). Фирма готовила и продавала кроме лекарств мыло, косметические и парфюмерные товары.

Она славилась еще и медицинскими винами собственного изготовления такими как «Херес», «Пепсиновое Феррейн», «Крушина на малаге», «Кондуранго», «Гваяколовое», «Кока на портвейне», «Кола на хересе» и другие. Кроме того, Феррейны разливали и продавали 43 вида натуральных минеральных вод.

Аптека сильно пострадала во время знаменитого московского антинемецкого погрома 1915 года, начавшегося 26 мая. Утром 28 мая 1915 года толпа ворвалась в аптеку, извлекли из подвалов все запасы спирта (пять пудов) и распили его.

И уже пьяные погромщики пошли дальше громить немецкие заводы и поджигать квартиры владельцев с немецкими фамилиями. В 1917 году семье Владимира Карловича Феррейна пришлось в спешке покинуть Россию.

На даче в Бутово осталась недоеденная пища и немытая посуда.

Аптека была переименована в Аптеку №1 при новой власти и работала она тут с 1917 до 2000 годов. В некоторых источниках упоминается, что после национализации аптеки, сын ее основателя – Владимир Карлович Феррейн, продолжал здесь работать в качестве заведующего складом аптекоуправления.

Теперь здесь магазин «Boccarat», оформленный Филиппом Старком. Знаменитый дизайнер очень бережно отреставрировал фасад здания. Он сумел сохранить элементы внутреннего интерьера и одновременно придал ему совершенно иное звучание.

Старк сохранил мраморную отделку стен и светлую гипсовую лепнину, дополнив интерьер смелыми деталями в стиле хай-тек. Историческая кирпичная кладка здесь соседствует с зеркальной мебелью и хрустальными люстрами.

Здесь расположены бутик марки «Boccarat», где можно приобрести предметы интерьера и ювелирные изделия, а в центральном зале расположился ресторан высокой французской кухни, только здесь посетитель сможет попробовать мясо на вертеле, приготовленное по оригинальному рецепту, привезенному из Лиона.

Оказывается, что не так уж и мало общего у аптеки и хрустальной марки. Как минимум три вещи: известная иностранная фамилия, исторический русский адрес и ключевое слово: «рецептура».

Ирина Левина

Источник: http://mosnovostroy.ru/news/classics/20256.html

«Царь-аптека»: история самой роскошной аптеки Москвы

В старину в России лечение обходилось очень дорого, лишь богатые люди могли позволить себе вызвать доктора, достать нужные лекарства или поехать подлечиться «на воды». А простой люд использовал для этих целей целебные травы, которые продавались в «зелейных» лавках, да водку с перцем. Некоторые депутаты и нам нынче советуют так лечиться.

В ноябре 1701 года Петр I после многочисленных смертей от приема «непотребных трав и лекарств» запретил «зелейные» лавки и разрешил открывать частные аптеки, под строительство которых землю выделяли бесплатно – «Быть на Москве восьми аптекам»…

В 1832 году одну из этих старейших аптек, сменившую к тому времени уже несколько хозяев, приобрел эмигрировавший из Пруссии Карл Феррейн, тогда еще совсем молодой немецкий фармацевт.

Дела у него пошли неплохо, Карл Иванович стал даже почётным гражданином Москвы. Через 30 лет он присмотрел у московского купца К.К.

Шильбаха двухэтажный особняк, купил его, и вскоре аптека переехала в новое здание на Никольской улице.

Читайте также:  Гойко митич - главный "индеец" в ссср

А с 1873 года Карл Иванович доверил управление аптекой одному из своих сыновей, Вольдемару (Владимиру), и не прогадал. Владимир оказался очень хорошим управленцем, именно при нем аптека достигла своего расцвета.

В.К.Феррейн, 1834-1918

Владимир Карлович сделал ставку не только на торговлю привозными из-за границы лекарственными препаратами, но и на производство их отечественных аналогов. В здании, где располагалась аптека, помимо залов для обслуживания покупателей были оборудованы складские помещения и специальные лаборатории, в которых проводились необходимые исследования.

В 1893 году Владимир Карлович решил расшириться, сломав старое здание и выстроив на его месте новое, более просторное. Согласовав с московскими властями проект четырехэтажного здания аптеки, который разработал выдающийся архитектор Адольф Эрихсон, приступили к строительству.

И вот в 1899 году новая роскошная аптека, ставшая самой крупной не только в Москве, но и в Европе, открылась. Журналисты тогда так и окрестили ее – Царь-аптека.

Новое здание аптеки на Никольской улице

Главный фасад, обращенный на Никольскую улицу, выполнен в стиле неоренессанса: большие окна, высокие колонны.

Главный фасад здания

На вершинах колонн – четыре статуи античной богини здоровья Гигии с чашей в руках и змеей. Кстати, медицинское название «гигиена» происходит от имени этой богини.

Статуи богини Гигии

Обратная же сторона здания выглядит совсем иначе – как средневековый замок с готической башенкой. Раньше на этой башенке были установлены городские часы, которые уже давно безвозвратно исчезли.

Внутри тоже все выглядело великолепно – мраморные лестницы между этажами, просторные залы, полы из метлахской плитки, множество высоких зеркал, оправленных в золоченые рамы, дубовые шкафы, украшенные резьбой, канделябры, статуи… В приемной – фонтан c ароматами французских духов.

Помимо этой Царь-аптеки, в состав учрежденного в 1902 году «Товарищества В.К. Феррейна» входили также несколько аптекарских лавок, стеклодувная мастерская, фабрика химических продуктов в городе Мологе Ярославской губернии, крупный фармацевтический завод. Лекарственные растения также выращивали на собственных плантациях – в Бутово и в Крыму.

К тому времени фирма помимо лекарственных препаратов выпускала косметику и парфюмерные товары, имела даже разрешение на производство и продажу собственных вин для лечебных целей – «Херес», «Пепсиновое Феррейн», «Крушина на малаге», «Кондуранго», «Гваяколовое», «Кока на портвейне», «Кола на хересе» и другие. Имелось в ассортименте и много видов минеральных вод.

К 1914 году в штате фирмы «Товарищество В. К. Феррейна» состояло более 1000 человек, был освоен выпуск около трехсот видов различных лекарств. Это оказалось весьма кстати, поскольку в Первую Мировую войну Германия прекратила поставлять лекарства в Россию.

Вклад Феррейнов в развитие аптечного дела в России трудно переоценить. Трудились они на совесть, как говорил Владимир Карлович: “…сознание исполненного долга есть высшее счастье“. И, несмотря на то, что имели германские корни, родиной своей считали Россию.

Однако, все это не уберегло семейство Феррейнов во время антинемецкого погрома, случившегося в Москве в 1915 году.

«Содрогаясь и дребезжа, разбивалось о тротуар стекло витрин, с полок падали колбы и мензурки, разноцветная жидкость только приготовленных снадобий заливала пол.

Все, на что Карл Феррейн положил жизнь, все, что создавал „кровью сердца своего“, уходило в небытие» (Ю. Бекичева «Потерянная империя Феррейна»).

Ворвавшиеся в аптеку громилы, выпив все найденные запасы спирта, помчались дальше громить и поджигать все немецкое. Феррейны же, бросив свою усадьбу в Бутово, спешно переехали в Крым. После революции аптеку, конечно же, национализировали.

Сам Владимир Карлович, тяжело переживавший случившееся, во время Гражданской войны умер от инфаркта в Крыму, его потомки переехали в Берлин.

Удивительно, но ни само здание, ни его интерьеры после национализации не пострадали.

До 2000-х в нем так и продолжала функционировать городская аптека, только теперь она называлась «Аптека № 1».

Источник: https://homsk.com/trombon/tsar-apteka-istoriya-samoy-roskoshnoy-apteki-moskvy

Аптека К.И. Феррейна на Большой Полянке – Православный журнал “Лампада”

Аптека К.И. Феррейна на Большой Полянке

СНПЧ А7 Череповец, обзоры принтеров и МФУ

ЛЕГЕНДАРНЫЕ АПТЕКИ СТАРОЙ МОСКВЫ

Аптека К.И. Феррейна на Большой Полянке

   Меня, как исследователя московской старины и православного человека, весьма заинтересовали аптеки. Почему? Да потому, что аптекари, подобно священникам,  занимаются нашим здоровьем. Только одни –   духовным, а другие – телесным.

Вот и созрела у меня идея пройтись по старинным московским аптекам и попытаться нащупать те тонкие, незримые духовные нити, которые связывают аптекарей далекого прошлого с их нынешними преемниками.  Первый визит – в Замоскворечье.

   В воспоминаниях современников и рассказах московских старожилов Замоскворечье обычно предстает благополучным заповедником патриархальной купеческой старины с неторопливым и заторможенным ритмом жизни. Однако рискну предположить, что это – явное преувеличение, а их внешняя заторможенность обманчива.

   В конце XIX-го – начале ХХ веков на территории Замоскворечья успешно действовал целый ряд передовых для той эпохи предприятий, среди которых можно выделить высокотехнологичную типографию выдающегося книгоиздателя Ивана Сытина, кондитерскую фабрику купцов Леоновых («Торговый дом Леоновых»), ситценабивную фабрику Э.И. Цинделя.

И, конечно же, были аптеки.

   Одной из старейших аптек Замоскворечья да и всей Москвы в целом была  так называемая Ново-Полянская аптека. Она существует и поныне на Серпуховской площади,  на стрелке между улицами Большая Полянка и Большая Ордынка.

 Ее официальный адрес – улица Большая Полянка, дом 65/74, стр. 1. Сегодня исторической преемницей Ново-Полянской аптеки стало розничное фармацевтическое предприятие, действующее под маркой «Столичные аптеки».

  В советские годы Ново-Полянская аптека не закрывалась и была хорошо знакома москвичам, как Аптека № 2.

   Дом 65/74 был построен  в  1822 году для купца Марка Никитича Гусева. И поныне  во  всех официальных документах его называют «усадьбой купца Гусева».   В 1857 году здание перешло к другому представителю купеческого сословия – Алексею Ивановичу Зайцеву.

  Вместе с женой они открыли здесь чайный магазин, винный погреб и водочный завод. В 1880 году бывшую усадьбу купца М.Н. Гусева приобретает аптекарь первого класса и потомственный почетный гражданин Карл Иванович Феррейн и обустраивает в ней аптеку.

От производства алкогольной продукции к аптечному предприятию – прогресс, как говорится, на лицо!  В то время  среди активов К.И. Феррейна уже значилась знаменитая Старо-Никольская аптека (легендарная «аптека Феррейн», до недавнего времени работавшая в Москве на Никольской улице).

 Надежным партнером К.И. Феррейна и достойным продолжателем семейного бизнеса был его сын Владимир. 

   Ново-Полянская аптека  представляла  собой тогда каменное двухэтажное здание, частью с нежилым подвалом и антресолями.  В 1882 году  К.И.

Феррейн  предпринял существенную реконструкцию фасада аптеки, выходившего на Серпуховскую площадь, благодаря чему его заведение приобрело привлекательный внешний вид  и стало пользоваться популярностью у жителей Замоскворечья.

К сожалению, до наших дней здание Ново-Полянской аптеки дошло в более аскетичном и упрощенном виде.

   Могущественная корпорация Феррейнов  была прогрессивной не только для своей эпохи, но во многом смогла предугадать важнейшие тенденции аптечного бизнеса конца ХХ – начала XXI вв.

Залогом успешной стратегии компании стало наличие в ее деловом портфеле не только эффективной розничной сети, но и собственной мощной производственной и научно-исследовательской базы.

Феррейны организовали оптовую торговлю при фармацевтической фабрике в Кривоколенном переулке в Первопрестольной, розничную продажу товаров в своих аптекарских магазинах (аптечными, косметическими, парфюмерными, фотографическими и другими товарами).

В Подольском уезде московской губернии (ныне район Бутово) и в Крыму у них были плантации лекарственных трав, в городе Мологе Ярославской губернии – химическая фабрика, а  в деревне Нижние Котлы (метро “Нагатинская”) – крупный фармацевтический завод.

Ну почему, спрашивается, мы сегодня столько говорим об острой необходимости импортозамещения? Ведь были и у нас свои заводы (не только фармацевтические), была своя глубоко сформировавшаяся культура созидательного труда – когда умом и руками своего народа создаются высококачественные, конкурентоспособные товары. Как теперь возродить эти во многом утраченные традиции?

   Карл Иванович Феррейн был хорошо знаком с европейскими принципами организации дизайна аптечных интерьеров. В своих московских аптеках он старался внедрять лучшие достижения дизайнерской мысли и во многом преуспел.

Прекрасно понимая, что для здоровья человека важное значение имеют не только хорошие лекарства, но и позитивные эмоции, он активно использовал в интерьерах зеркала в позолоченных рамах, изящные вазы, дубовые резные шкафы, аллегорические статуи. Единство фирменного стиля было присуще всем аптечным предприятиям империи Феррейнов.

Казенное словосочетание «торговый зал» в  наименьшей  степени подходит для аптечных предприятий К.И. Феррейна.  

   Что увидит современный покупатель, переступив порог бывшей Ново-Полянской аптеки? Конечно, от былого шика и высокого стиля Феррейнов в ее стенах мало что осталось.

Тем не менее, за внешней скромностью нынешних интерьеров аптеки сразу угадывается настойчивое стремление его новых менеджеров сделать аптечное пространство более человечным, светлым, просторным и уютным.

Этому способствует специально подобранное торговое оборудование «под старину»  – теплых тонов деревянные шкафчики, стеклянные витрины, большие домашние зеленые растения в кадках. В насыщенном светом и воздухом аптечном помещении отсутствует скучное однообразие, присущее большинству современных российских аптечных супермаркетов.

Читайте также:  Диета от насморка

Конечно, это мое личное мнение. Мне также кажется, что в нынешнем внутреннем дизайне бывшей Ново-Полянской аптеки отражено стремление ее нынешних владельцев хотя бы в небольшой степени отдать дань уважения ее отцам-основателям. Такой вариант преемственности поколений мне очень даже по душе!

Вадим Рутковский

Прикольные СМС
Недорогой планшет Android

Источник: https://lampada-press.ru/index.php/sobytiya/85-novosti-net/462-apteka-k-i-ferrejna-na-bolshoj-polyanke

Аптека феррейна. (большая ордынка, № 74)

В 1880 году аптекарь первого класса и потомственный почетный гражданин Карл Иванович Феррейн приобрел бывшую усадьбу купца Марка Никитича Гусева для устройства в ней аптеки. Усадьба имела прекрасное местоположение на стрелке Большой Ордынки и Большой Полянки.

Первая аптека появилась в Москве 22 ноября 1701 года: в день, когда Петр I издал указ, предписывающий открыть в столице восемь частных аптек вместо «зелейных лавок». Пионером аптекарского дела стал личный знакомый царя Иоганн Готфрид Грегориус, устроивший свою аптеку в Немецкой слободе.

Вторая льготная грамота была дана Даниилу Алексеевичу Гурчину. Он написал несколько пособий, одно из которых носит название: «Аптека домовая большая, которую всяк человек, егда лекаря нет, может помощь дать не токмо себе, но и всякой скотине во всяких немощах. Собрана со многих медицинских книг.

В царствующем граде Москве 1708 году». Гурчин называл себя «аптекарем его царского величества».

Хозяином аптеки Гурчина, расположенной на Мясницкой улице, стал Тобиас Мейер, которого уличили в различных злоупотреблениях и лишили права управлять заведением. Теперь мы нарочно перелистаем страницы почти столетней истории, чтобы сразу перейти к нашему герою.

В 1832 году Карл Иванович Феррейн купил бывшую аптеку Гурчина у титулярного советника Андрея Богдановича Ландграфа. Феррейн был выходцем из небольшого прусского городка Арнсвальде. Он учился в Московском университете и получил ученую степень «аптекаря первого класса».

С огромным энтузиазмом приступил Карл Иванович к реализации своих замыслов и вложил в аптеку много энергии и труда. Вскоре она стала самой популярной в городе. Феррейн сам строго следил за приготовлением всех лекарств.

Количество заказов по рецептам, выписанным врачами, постоянно росло. Требовались новые площади, и аптека Феррейна переместилась на Никольскую. В 1862 году, желая опять-таки увеличить размер аптеки, Карл Иванович перевел ее на другую сторону улицы в более просторное помещение. На этом месте (Никольская, № 21) до сих пор находится московская аптека № 1.

Еще при жизни Карл Иванович передал свое фармацевтическое дело младшему сыну Владимиру Карловичу. Старший сын Андрей Карлович стал магистром химии и тоже помогал в семейном бизнесе. Владимир Карлович продолжил дело отца и довел его до совершенства. Подойдя к вопросу с научной точки зрения, Феррейн не просто продавал лекарства, а создавал их.

Говорят, у него была особая технология приготовления, за которую были готовы заплатить бешеные деньги владельцы других аптек. При нем Старо-Никольская аптека стала крупнейшей не только в Москве и России, но и во всем мире. Дом на стрелке Большой Ордынки и Большой Полянки хорошо подходил для научного метода Феррейнов.

Большого двухэтажного здания хватило и для специальных лабораторий, в которых занимались исследованием лекарств, и для складов, и для торговых помещений. Новые хозяева преобразили не только само здание аптеки, но и обе улицы, на которые оно выходило. Над главным входом был размещен семейный герб Феррейнов.

Замоскворецкая (или, как ее называли москвичи, Ново-Полянская) аптека стала столь же популярной в этой части Москвы, как Старо-Никольская в Китай-городе.

В 1884 году окончивший Московский университет А.П. Чехов поселился на улице Якиманке в доме № 50. Квартира Чехова оказалась сырая и холодная, а Антон Павлович уже тогда страдал болезнью легких. Ему пришлось переехать в дом Клименкова по Якиманке, № 45.

Здесь молодой врач Чехов принимал пациентов, а начинающий писатель Антоша Чехонте создавал первые рассказы. Антон Павлович любил совершать пешие прогулки. Например, он ходил пешком до Большой Калужской, где в Мещанском училище надзирателем служил его брат.

Чехов с детства был заядлым рыболовом и часто сидел с удочкой на берегу пруда в саду при Мещанском училище. Еще нечищенные тогда пруды славились своими карасями. Здесь же произошла удивительная встреча Чехова с нашим знакомым – гимназистом Шмелевым, – описанная им в очерке «Как я встречался с Чеховым».

Антон Павлович знал аптеку Феррейна в самом конце Большой Полянки: задний двор дома Клименкова выходил в Шапочный переулок (теперь 2-й Спасоналивковский), а оттуда до Большой Полянки было рукой подать.

В 1887 году умер Карл Иванович Феррейн. После его смерти Владимир Карлович только расширял созданное отцом дело и создал «Товарищество В.К. Феррейна» – настоящую фармацевтическую империю с фамильными аптеками, лабораториями, стеклодувными мастерскими, фабриками химических продуктов, складами и целыми плантациями лекарственных растений.

Только одна Старо-Никольская аптека обслуживала до трех тысяч клиентов в день. Накануне Первой мировой войны «Товарищество В.К. Феррейна» содержало штат свыше тысячи человек. Во время войны, когда основной поставщик лекарств в один миг оказался врагом и прекратил их поставку в Российскую империю, фирма Феррейна стала работать в усиленном режиме.

Это спасло сотни жизней русских солдат и офицеров. А ведь дед Владимира Карловича был пруссом!

После октября 1917 года Феррейн вместе со своей семьей покинул Россию. В 1918 году фирма Владимира Карловича – крупнейшее химико-фармацевтическое предприятие того времени – была национализирована. «Товарищество В.К.

Феррейна» стало еще одним примером того, как власть новой страны не смогла в полной мере воспользоваться доставшимся ей богатством. Тем не менее бывшая фирма Феррейна положила начало химическому заводу имени Л.Я. Карпова и Всероссийскому институту лекарственных и ароматических растений.

Сегодня в доме № 74 по Большой Ордынке снова располагается аптека, но ничего общего со знаменитой на всю Москву аптекой Феррейна она не имеет.

Источник: http://mirror7.ru.indbooks.in/?p=322474

Аптека Феррейна

Первая аптека появилась в Москве в 1581 году, когда английская королева Елизавета I прислала Ивану Грозному лекарств и «алхимистов» – для царевых нужд. Прочий же люд вполне обходился травами в лавках «зелейного ряда» и советами знахарок.

В 1672 году на Ильинке открылась аптека «для продажи лекарств всяких чинов людям», но всё же  большая часть населения предпочитала лечиться по старинке. Революцию в этом деле устроил Пётр Первый.

Указом от 22 ноября 1701 года он запретил рыночную продажу целебных средств и повелел: «для всяких надобных и потребных лекарств быть на Москве вновь осьми аптекам, и построить те аптеки в Китае и в Белом и в Земляном городах, на больших проезжих и пространных и многолюдных улицах без всякого утеснения».

Первая «лицензия» досталась Иоганну Готфриду Грегори, лично знакомому Петру. Вторая – Даниилу Гурчину. Не раз переходила гурчинская аптека из рук в руки, а в 1832 году стала собственностью Карла Ивановича Феррейна и поселилась на Никольской улице. В полной мере участвовал в фармацевтической деятельности отца и сын Владимир.

Аптека находилась на бойком месте, выбор препаратов предлагала широчайший, славилась квалификацией фармацевтов и внимательностью к посетителям.

Постепенно росло количество смежных служб и предприятий – плантации лекарственных трав в Подольском уезде (нынешнее Бутово) и в Крыму, химическая фабрика в Ярославской губернии, фармацевтический завод в Нижних Котлах (Нагатинская), всевозможные лаборатории…

К концу 19-го века аптеке в старом помещении стало тесно, и Феррейны затеяли грандиозную перестройку. По проекту архитектора Эрихсона на Никольской улице в 1899 году было возведено четырёхэтажное здание с чертами необарокко и псевдоготики. Башенка с часами возвышалась над местностью, став ее доминантой. Фасад украшали четыре статуи богини Гигии, кормящей из чаши змею. Эта самая крупная на то время в Европе аптека имела роскошное внутреннее убранство – золоченые вазы, дубовые шкафы, мраморные лестницы. Чехов в рассказе «В аптеке» описывает это так: «Словно

к богатой содержанке идёшь, взбираясь по аптечной лестнице, лоснящейся и устланной дорогими коврами, – ступить страшно!».

Для пущего привлечения посетителей Владимир Феррейн придумал хитрый «рекламный ход». О целебных свойствах медвежьего жира было известно давно, входил он и в состав многих лекарственных препаратов. Так вот: Владимир Карлович завел себе живого медведя.

И каждое утро аптечные работники водили его (разумеется, на цепи) на водопой –
к фонтану на Лубянской площади.

Надо ли говорить, каким восторгом горожан сопровождалось это «утреннее омовение»? Ну, и, разумеется, лекарства, изготовленные на основе медвежьего жира, шли нарасхват.

Семья Феррейнов спешно покинула Россию в 1917 году. Бутовские угодья в 1931 году превратились во Всероссийский институт лекарственных и ароматических растений (ВИЛАР), а аптека на Никольской стала Аптекой № 1, так же любимой москвичами.
В 2008 году на этом месте открылся французский ресторан.

Июль 9, 2018, 10:39 д.п.

Источник: https://mosdvoriki.ru/blog/2/

Ссылка на основную публикацию